В Минэкономразвития рассказали о первых результатах нацпроекта по производительности труда

В России потратят 23 млрд рублей на повышение производительности труда. Зачем нужен такой нацпроект, какие результаты показывают компании, которые в нем участвуют и какая от этого выгода государству, телеканалу «МИР 24» рассказал директор департамента производительности и эффективности Минэкономразвития Александр Молодцов.

— Зачем нужен нацпроект по увеличению производительности труда. Разве это не дело бизнеса? Речь идет не только о предприятиях с госучастием?

Александр Молодцов: Да, вы правы. Речь идет не только и не столько о предприятиях с госучастием, сколько о частном бизнесе. Все гипотезы, которые были когда-то поставлены, подтвердились: предприятия нуждаются в помощи в повышении производительности труда.

Когда проект стартовал, мы понимали, что разрыв между российскими предприятиями и их конкурентами из Германии и США составляет два-три раза, то есть наши предприятия менее конкурентоспособны как на внешнем рынке, так и на внутреннем в силу низкой производительности. Один работник на нашем предприятии, работая столько же или больше, чем его визави на иностранном предприятии, производит меньше продукции, а компании получают меньше доходов.

Наша задача не в том, чтобы стимулировать людей больше работать, а чтобы за счет комфорта, за счет того, что все процессы правильно отстроены, а люди понимают, что им делать, предприятия получают больший финансовый результат.

— В конце 2018 года стартовал нацпроект. Что уже удалось сделать?

Александр Молодцов: Мы работаем более чем на 1800 предприятиях. Мы видим, что предприятия растут иногда быстрее, чем мы ожидаем. У нас есть цель – выйти на рост 5% производительности труда на тех предприятиях, с которыми мы работаем, но мы уже видим, что даже 45% и больше первых предприятий, которые входили в нацпроект, выросли более чем на 10%. Это тот результат, который появляется благодаря нашей деятельности.

Потенциал роста большой, он зачастую опережает то, что мы планировали. Если говорить о результатах более ощутимых, мы можем сказать, что они видны и в том, что предприятия начинают даже больше зарабатывать, больше платить налогов.

Даже если смотреть по первым предприятиям, то мы видим, что фактически сколько потрачено государством, столько же и даже большая сумма возвращается в виде налогов. При этом работникам становится комфортнее: они работают столько же, но результат их более очевиден.

— Можете привести конкретные примеры?

Александр Молодцов: Например, в Пермском крае есть два предприятия «Уралбумага» и «Суксунский оптико-механический завод». Они одними из первых вошли в состав участников нацпроекта. С нами работают лучшие специалисты, которые разбираются, что такое производственная система, как можно помочь предприятию повысить эффективность, и в первый же месяц «Суксунский оптико-механический завод» повысил эффективность на 38%, второе предприятие – на 17%, при этом у них высвободилось большое количество денег, потому что наши специалисты помогли найти потери и простои. В одном из примеров на предприятии не совсем правильно была организована работа складов – система хранения, предприятие теряло на этом 70 млн рублей.

У нас есть сельхозпредприятия. Например, хозяйство «Михайловское» из Белгородской области. Там получилось увеличить надои. Каждая фуражная корова стала приносить на три литра молока больше, чем до начала работы. Итогом является увеличение доходов, растут зарплаты сотрудников, не происходит увеличения нагрузки на них, просто предприятие становится более правильно организованным. В этом есть основная наша задача – мы помогаем строить производственную систему.

У нас много специалистов, которые большинству предприятий были бы недоступны. Экспертов очень мало в России. Чтобы проблему решить, мы создали в рамках нацпроекта целую структуру, у нас действуют федеральный и региональный центры компетенций, в которых работают лучшие специалисты на рынке. Они разбираются в нюансах организации производственного процесса. Они приходят на предприятие и бесплатно помогают ему этот процесс наладить.

— Что нужно предприятию, чтобы присоединиться к нацпроекту?

Александр Молодцов: В первую очередь, нужно желание, потому что мы убеждены, что без мотивации собственника, руководителя больших результатов достичь не получится. Мы внимательно смотрим, чтобы предприятие было замотивировано. Нужно соответствовать определенным критериям: как минимум это принадлежность к одной из отраслей – обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, транспорт, строительство. С 2021 года добавится торговля.

— Зачем решили внести коррективы?

Александр Молодцов: Хорошо отлаженные механизмы мы не трогаем, наоборот, развиваем их. Все остается, эксперты продолжат работать на предприятиях, помогать им стать эффективнее, продолжат помогать повысить комфорт для работников. Но мы понимаем, что нам нужно масштабировать деятельность, привлекать больше предприятий. Мы считаем, что помощь предприятиям в том, чтобы стать более современными и технологичными за счет ускоренной цифровизации – то, что мы должны дальше делать.

Мы планируем сделать доступную систему, которой сможет пользоваться каждое предприятие-участник. Они пройдут более безболезненно процесс автоматизации, и мы будем им помогать за счет системы, которую мы планируем создать.

Мы планируем, что предприятиям будут помогать наши новые партнеры – WorldSkills – в выявлении того, каких компетенций не хватает работникам, в оперативной их переподготовке. Работник будет бесплатно получать возможность дополнительно обучиться тому, чего ему не хватает, чтобы быть эффективнее.

— Каких целей предполагается достичь благодаря изменениям? И в какой срок?

Александр Молодцов: Национальный проект распланирован до 2024 года. На сегодня цели сформулированы так, что у нас не менее 6300 предприятий должны получить адресную поддержку. Наша задача – обеспечить на этих предприятиях не менее чем пятипроцентный рост производительности труда ежегодно. Это вырастет в больший объем добавленной стоимости, что само по себе означает, что предприятия будут больше зарабатывать, будут больше налогов платить в бюджет, будет рост зарплат.

У нас добавляются новые мероприятия, которые должны помочь нам все масштабировать. По результатам нашей работы предприятия начинают не просто больше производить продукции и быстрее работать. Надо же помочь предприятиям ответить на вопрос, куда девать эту продукцию. Если они и так понимают, куда ее направить, это хорошо, но мы помогаем им выходить на экспорт.

У нас есть партнер – Российский экспортный центр, с которым у нас совместный проект «Школа экспорта». Даже первые предприятия уже вышли на первые в жизни экспортные контракты в объеме более 3 млрд рублей. Дальше они будут это делать постоянно и системно. Таких мероприятий достаточно много.

— Сколько денег будет потрачено?

Александр Молодцов: Мы планируем, что объем расходов бюджета составит 23 млрд до 2024 года.

— Какой будет прибыль государства, если считать эти деньги инвестициями в ВВП?

Александр Молодцов: Нацпроект можно считать инвестициями в российскую экономику. Прибыль, которую получит государство, тоже счетная. Мы можем понять, как она формируется. По предприятиям, которые вступили в нацпроект вначале, мы провели замеры. Предприятия дополнительно получили внутри себя добавленную стоимость более чем на 3 млрд рублей, речь всего о 200 предприятиях. Мы понимаем, что налоговые поступления уже перекрывают расходы государства на их поддержку. Мы надеемся, что так будет и в дальнейшем. Понятно, что не везде будут такие результаты, но мы ожидаем, что государство компенсирует средства за счет прироста налогов.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.