«Тренд известен»: к чему готовиться России при новом премьере Японии

Генеральный секретарь кабинета министров Японии Есихидэ Суга, бывший министр обороны Сигэру Исиба и бывший глава МИД Фумио Кисида начали свою предвыборную кампанию в борьбе за кресло премьер-министра. Среди кандидатов только один откровенный критик премьер-министра. Остальные, с высокой долей вероятности, продолжат линию Синдзо Абэ во внешней политике. Однако по российскому направлению максимум, которого можно добиться, — это сохранение дружелюбных отношений, которые выстроил Абэ.

8 сентября в Японии официально стартовала избирательная кампания на пост председателя правящей Либерально-демократической партии (ЛДПЯ) и, соответственно, премьер-министра. Претендентов трое — генеральный секретарь кабинета министров Японии Есихидэ Суга, бывший министр обороны, экс-министр сельского хозяйства Сигэру Исиба и бывший министр иностранных дел Фумио Кисида.

В конце августа Синдзо Абэ объявил, что уходит в отставку из-за ухудшающегося состояния здоровья. Политик, дольше всех занимавший пост премьера Японии, завершает свое правление.

Выборы преемника Синдзо Абэ пройдут 14 сентября. Победителю гарантировано месте премьер-министра благодаря парламентскому большинству правящей партии.

Во время последнего голосования партии в 2018 году бюллетени были разделены поровну между членами парламента и рядовыми должностными лицами. На этот раз процесс выборов будет изменен: 394 бюллетеня получат законодатели, 141 — местные чиновников. Изменения переводят голосование в противостояние внутри групп влияния внутри ЛДПЯ.

Еще до начала гонки сразу три фракции, насчитывающие в общей сложности 155 депутатов, оказали свою поддержку Есихидэ Суга. С высокой долей вероятности, его же поддержат члены фракции Синдзо Абэ — самой крупной подгруппы внутри ЛДП.

И это понятно, Суга — один из самых верных сторонников Абэ.

Его назначение на пост председателя партии гарантирует, что линия премьер-министра будет продолжена до 2021 года — окончания срока его полномочий. Сам Суга заявляет также, что расставит акценты во внутренней и внешней политике тем же образом, что и Синдзо Абэ.

Суга вырос в семье крестьянина. Это, к слову, одно из самых ярких отличий его от фигуры премьер-министра — внука бывшего премьера и сына главы МИД. В Японии у генерального секретаря кабинета министров крепкая репутация осторожного политика. В первую очередь, он занимался вопросами внутренней политики и экономики. Во внешнем направлении он задействован не был.

Ожидаемо, своим главным приоритетом Суга называет развитие экономики. Такой акцент весьма понятен — кто бы не занял пост премьер-министра, он возглавит страну во время мирового экономического кризиса.

Что касается внешней политики, то и здесь сюрпризов ожидать от него не стоит. Суга уже заявил журналистам, что продолжит усилия по решению проблемы похищенных в 1970-1980-х годах граждан Японии Северной Кореей — важнейшего вопроса, который так и не удалось закрыть Синдзо Абэ. В частности, Суга намерен добиться встречи с Ким Чен Ыном без каких-либо предварительных условий.

Никаких изменений не стоит ожидать в позиции Японии по мирному договору с Россией.

Синдзо Абэ демонстрировал достаточно сильное желание заключить договор, компромисса по которому Москва и Токио более полувека не могут достичь.

Саке от Фумио Кисида

Основные противоречия связаны с вопросом принадлежности Южных Курил. Россия настаивает на неоспоримости своего суверенитета над данными территориями по итогам Второй мировой войны, но Япония с этим не согласна.

Токио считает своими «северными территориями» четыре острова — Кунашир, Шикотан, Итуруп и Хабомаи. Японские власти объясняют это Симодским трактатом о границах и торговле от 1855 года, который был подписан между Российской империей и Японией. А декларация 1956 года предполагает, что Россия готова рассмотреть передачу Японии двух из четырех спорных островов.

Как бы то ни было, но результатов в вопросе заключения мирного договора Синдзо Абэ так и не удалось получить. Россия выражала готовность заключить соглашение без предварительных условий. Для Японии же смысл мирного договора заключается в возвращении территорий.

Готовность продолжить линию Абэ означает всего лишь видимый прогресс в этом направлении — это частые встречи лидеров и руководства двух стран, а также доброжелательные заявления и комплименты в адрес друг друга.

В отличие от Суга, Фумио Кисида, как бывший глава МИД, в вопросах внешней политики чувствует себя уверенно. Кисиду знают на мировой арене, он уже успел зарекомендовать себя и обзавестись контактами с зарубежными партнерами, в том числе и с Россией. Как сообщали японские СМИ, во время дипломатического ужина в 2013 году Кисидо практически бросил вызов главе МИД России Сергею Лаврову, предложив распивать чашечки с саке одну за одной.

В Японии Кисидо — пример сдержанности и надежности. В отличие от Суга он, вероятно, будет принимать более активное участие в вопросах внешней политики.

При Абэ Россия и Япония демонстрировали взаимную доброжелательность, готовность к диалогу и решимость урегулировать спорный вопрос.

Иными словами, единственным буксиром в процессе диалога по заключению мирного договора стали хорошие отношения между двумя лидерами и настрой Синдзо Абэ. Многочисленные контакты проходили и по линии МИД, так что почти наверняка Кисидо не станет терять этого преимущества.

Реванш Сигэру Исиба

Единственным откровенным критиком Синдзо Абэ среди кандидатов является экс-министр сельского хозяйства Сигэру Исиба. В течение последних нескольких лет он делал ставку именно на противостояние премьер-министру.

Одна из самых запоминающихся конфронтаций Исиба и Абэ прошла во время выборов председателя ЛДПЯ в 2012 году, на которых он проиграл сопернику. Тогда Исиба заручился поддержкой рядовых членов партии, но не смог получить голоса парламентариев. На этот раз, учитывая характер проведения голосования, ситуация может вновь повториться.

Несмотря на критику в адрес премьера, Исиба получил пост в правительстве, однако в 2016 году отклонил просьбу Абэ продолжить работу. После ухода политик стал одним из самых ярких внутрипартийных критиков премьера и к этой позиции, стоит сказать, немногие осмеливаются присоединиться.

Он, однако, как и Абэ, разделяет позицию необходимости пересмотреть 9 статью конституции, запрещающей Японии иметь собственные сухопутные войска, флот и военно-воздушные силы, а также использовать свой военный потенциал в решении конфликтов — еще одна несбывшаяся мечта Синдзо Абэ. Исиба на посту премьер-министра приложит все усилия, чтобы добиться этого.

Переговоры Токио с Москвой также становились предметом для критики Исиба в отношении премьера. В 2018 году он заявлял, что «никогда не считал, что экономическое сотрудничество (продвигаемое премьер-министром) приведет к возвращению островов». Сомнению он подвергал и тактику Абэ по решению проблемы путем создания доверительных отношений с российским руководством.

«Может ли такое (возвращение территорий) действительно произойти в рамках так называемых доверительных отношений?, — заявлял он. — У нас нет другого выбора, кроме как продолжить переговоры, настаивая на справедливости нашей позиции, не отказываясь от своего суверенитета».

Проявить принципиальность — задача максимум

Впрочем, неясно, какую тактику планирует выбрать Исиба в отношении России. Переговоры сторон зашли в тупик, и, судя по всему, доверительные отношения — это максимум, которого можно было добиться на этом направлении. Новый лидер Японии может их сохранить, как это сделают, вероятно, Суга и Кисида, или же испортить. Так или иначе, ни один из кандидатов не отвергнет идею возвращения островов, в то время как Россия не откажется от своей позиции, учитывая, к тому же, принятые поправки к Конституции, в числе которых — запрет на отчуждение территорий.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» профессор НИУ ВШЭ, доктор наук Сергей Лузянин,

единственное, что может сделать новый премьер — это подойти по-другому к вопросу заключения мирного договора, а именно, пойти на его ратификацию без условия возвращения территорий. Однако такой вариант станет политическим самоубийством для любого на посту премьера.

Вместе с тем, как отмечает эксперт, новому главе государства будет крайне нелегко сохранить курс Синдзо Абэ.

«Общая обстановка — усиление антироссийских настроений, санкций и истерики вокруг известных событий — Навальный, Белоруссия и прочее. В этом общем мейнстриме, конечно, возможен сценарий ухудшения взаимоотношений с Россией, когда новый премьер-министр, чтобы набрать очки и внутри страны, и перед американским старшим братом, пойдет на это», — отмечает эксперт.

Соответственно, по словам Лузянина, для продолжения курса Абэ новому премьеру необходимо будет проявить твердость и принципиальность. Кандидатом, который, с высокой долей вероятности, будет работать в этом направлении, является Есихидэ Суга, считает эксперт.

«Но все равно на каком-то этапе его, если образно говорить, сломают эти внутренние запросы и внешнее давление. На начальном этапе, если он победит, скорее всего, он будет проводить курс своего начальника, шефа и товарища по партии, — отмечает эксперт. — Однако региональный тренд известен, и мировой тренд известен — это усиление антироссийской и антикитайской истерии, усиление так называемой новой «холодной войны», и в этом общем тренде Япония тоже занимает свое место, и она никуда не денется из этого процесса».

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.