Тимур Бекмамбетов: Сегодня можно снимать фильмы в скринлайф-формате без оглядки на обстоятельства

Тимур Бекмамбетов, сидя на самоизоляции, объявил конкурс на короткие сценарии о карантине, он принимает их в любом формате. Что такое формат съемок скринлайф? Как он сможет помочь производству кино в будущем? Как проводить съемки дистанционно? Есть ли будущее у вертикального формата съемки на мобильный, режиссер, продюсер, сценарист Тимур Бекмамбетов рассказал программе «Культ личности» на телеканале «МИР».

— Вы начали собирать интересные истории из жизни тех, кто находится на карантине, объявив конкурс. Как я понимаю, Вы собираете и короткие сценарии о карантине, и готовые видео. Это так?

Тимур Бекмамбетов: Мы рады любым историям, рассказанным любым способом: записанным аудиосообщениям, написанным тритментам, сценариям, рассказам. Нам приходит очень много историй в виде готовых скринлайф, минифильмов 3-10 минут, действие которых разворачивается на экранах наших девайсов – компьютеров, мобильных телефонов.

К сожалению, по иронии судьбы мы оказались в этой реальности, на экранах наших компьютеров. Наблюдая за этим, можно понять, кто мы, предположить, что нас ждет дальше, какие нам проблемы нужно решать – свои личные и общественные, чтобы пережить это необычное время, что-то для себя важное найти во всех этих испытаниях.

— Насколько сложнее работать в этом формате?

Тимур Бекмамбетов: Проще, потому что обычного полного метра больше пока не существует, эта часть контента сейчас не производится, все сериалы, фильмы по всему миру остановлены. Наверняка проще скринлайф, потому что им сегодня можно заниматься. Сегодня можно продолжать снимать фильмы в скринлайф-формате без оглядки на обстоятельства, в которых мы оказались.

Мы производим. У нас порядка 30 проектов сейчас находится в той или иной стадии производства – в России, в Америке, в Корее, в Японии, в Индии. С нашими партерами вместе мы производим.

— Тем не менее, запущен Ваш полнометражный проект «Фау-2. Побег из ада». Насколько я знаю, начав съемки в феврале, вы часть их проводили дистанционно. Как это происходит?

Тимур Бекмамбетов: Это была необходимость. Мы поняли, что я не мог добраться до съемочной площадки, я находился в Казани, а съемки проходили в Петербурге, уже самолеты летали с трудом. Были обстоятельства, по которым я не мог полететь.

Я вспомнил свой опыт съемок фильма «Профиль», когда я был в Лондоне, а актер мой был на Ближнем Востоке. Я снимал сцену с ним удаленно. Все получилось очень хорошо. Мне очень хотелось, чтобы как можно больше людей узнали эту историю, и смогли пережить события вместе с главным героем. Это реальная история угона немецкого самолета с военного секретного аэродрома в Северной Германии в начале 1945 года. Чтобы как можно больше людей это узнало, нужно самое распространенное сегодня медиа – мобильный телефон. 80% контента мы сегодня потребляем со своих мобильных телефонов, поэтому было решение попробовать снять фильм для мобильных телефонов.

Специфика мобильных телефонов в том, что люди не хотят их поворачивать, они смотрят все вертикально. У него есть еще одна важная идеологическая составляющая: этот человек, Михаил Петрович Девятаев, который вытерпел все ужасы концентрационного лагеря, не сломался, не упал, не принял горизонтального положения, остался стоять.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.