США разыгрывают «тайваньскую карту». Насколько она чувствительна для Китая?

В условиях обострения отношений с Китаем из-за Гонконга США взяли курс на сближение с Тайванем, активизировав контакты с администрацией острова. Это привело к росту напряженности в Тайваньском проливе, где Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провела беспрецедентные учения, в ходе которых истребители демонстративно пересекали так называемую серединную линию в Тайваньском проливе, которая до сих пор служила неким ориентиром для поддержания статус-кво в регионе. Однако МИД КНР заявил, что такой линии, мол, вообще не существует, поскольку сам остров является неотъемлемой частью Китая.

Маневры начались 18 сентября «в честь» приезда в Тайбэй заместителя главы Госдепартамента США Кейта Крача. Формальным поводом для его визита, который окрестили «эпохальным», стало участие в поминальной церемонии в память о бывшем главе тайваньской администрации Ли Дэнхуэе. Политик, которого на острове называли «отцом тайваньской демократии», а в Пекине — «сепаратистом», скончался 30 июля в возрасте 97 лет. Он руководил Тайванем в период с 1988 по 2000 годы, продвигая идеи его независимости от КНР.

Состоявшаяся 19 сентября церемония с религиозной процессией, поднятием флага непризнанной Китайской Республики на Тайване и салютом из 21 пушки стала своего рода международными «поминками» Ли Дэнхуэя. Там также присутствовал бывший японский премьер Ёсиро Мори.

«Попытки добиться независимости Тайваня — это тупиковый путь», — так, в свою очередь, прокомментировала кончину представитель Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжу Фэнлянь.

А ранее, в августе, Тайбэй посетил министр здравоохранения и социальных служб США Алекс Азар. Он стал самым высокопоставленным чиновником, прибывшим на остров из-за океана с 1979 года, когда Вашингтон разорвал дипотношения с Тайванем и установил их с Пекином. Целью его визита стало обсуждение борьбы с пандемией коронавируса. Вашингтон высказал озабоченность тем, что изолированный от внешнего мира остров из-за противодействия Пекина не может принимать участие в работе Всемирной организации здравоохранения даже на правах наблюдателя.

В марте 2018 года администрация Трампа приняла так называемый закон о поездках на Тайвань, поощряющий взаимные визиты американских и тайваньских чиновников на всех уровнях. Поездка Азара стала первым таким визитом после подписания этого документа. В конце августа текущего года США объявили о запуске нового регулярного механизма экономического диалога с Тайванем на высоком уровне, а остров согласился снять запрет на поставки американской свинины, содержащей гормональную добавку рактопамин — вещество, которое снижает жирность мяса, но запрещено в большинстве стран мира, включая Тайвань. Дипломатическое сближение На фоне активизации контактов Вашингтона с Тайбэем и обострения отношений с КНР некоторые американские конгрессмены стали призывать восстановить дипломатические отношения с Тайванем и отказаться от политики «одного Китая». 17 сентября соответствующую резолюцию инициировал член Палаты представителей США Том Тиффани.

«На протяжении более 40 лет американские президенты обеих политических партий повторяли ложь Пекина о том, что Тайвань является частью коммунистического Китая, несмотря на объективную реальность, что это не так», — отметил политик.

Он призвал отправить политику единого Китая «на свалку истории».

Новый уровень двусторонних отношений может характеризовать и такая деталь. На днях представитель Тайваня в Соединенных Штатах Сяо Биким изменила название своей должности на «посол Тайваня в США» в описании в личном аккаунте в Twitter. Сама она, комментируя нововведение, уточнила, что ее должность не менялась.

«Посол Тайваня» отражает то, как меня многие называют и воспринимают суть моей работы», — написала Сяо Биким.

Однако разговоры о дипломатических связях представляются преждевременными. Глава внешнеполитического ведомства Тайваня Джозеф У заявил 22 сентября в интервью американской радиостанции NPR, что в настоящее время остров «не стремится к установлению дипотношений с США». По его словам, «сторонам есть над чем работать для дальнейшего укрепления отношений, включая связи в сфере экономики, торговли, политики и безопасности». Игра военными мускулами Накануне приезда замглавы Госдепа Кейта Крача оборонное ведомство Тайваня запустило на своем сайте страницу, на которой начало открыто публиковать информацию об активности НОАК вблизи декларируемой островом опознавательной зоны ПВО в Тайваньском проливе. С тех пор, согласно этим данным, военная авиация Китая «вторгалась» в эту зону в течение семи дней.

В частности, 18 сентября тайваньские военные зафиксировали приближение четырех групп самолетов ВВС НОАК, в их числе были два бомбардировщика «Хун-6», восемь истребителей «Цзянь-16», по четыре — «Цзянь-11» и «Цзянь-10». Утверждается, что некоторые самолеты пересекали серединную линию в Тайваньском проливе. На следующий день в том же районе появилась группировка из 19 самолетов. Тайваньские военные отправляли им радиопредупреждения, отслеживали перемещения и даже высылали свои истребители на перехват.

По словам представителя Министерства обороны КНР Жэнь Гоцяна, учения стали ответом на сложившуюся ситуацию в проливе, а их целью является «обеспечение суверенитета и территориальной целостности государства». Госсекретарь США Майкл Помпео подверг маневры НОАК критике.

«Мы отправили делегацию на мемориальную церемонию, а Китай ответил военным бахвальством», — возмутился глава американской дипломатии.

Ситуация в Тайваньском проливе становится все более напряженной и может неожиданно выйти из-под контроля, отмечает газета Global Times. Подчеркнув опасность инцидентов из-за риска непроизвольных выстрелов, она указала на важность соблюдения принципа «не стрелять первым», отмечая, что ответственность за рост напряженности лежит на США.

В свою очередь, Тайбэй подчеркивает, что сам он не будет допускать провокационных действий, но готов противостоять атаке и не будет колебаться, если ему придется защищаться.

«Тайвань не будет стрелять первым, но он воспользуется своим правом на защиту и обязательно ответит огнем в случае нападения», — сказал источник в военном ведомстве.

Также там подчеркнули, что у Тайваня достаточно ракет, чтобы защитить себя от возможной агрессии. Это был ответ на информацию в СМИ о том, что недавнее компьютерное моделирование военных действий якобы выявило нехватку тайваньского ракетного арсенала. Поставщик оружия В случае, если такие проблемы у Тайбэя все же возникнут, на помощь придут все те же США — крупнейший поставщик оружия острову. По сведениям Financial Times, Белый дом сейчас обсуждает возможность продажи своему партнеру новой партии вооружений на сумму $7 млрд, в том числе морские мины, крылатые ракеты наземного базирования и беспилотники. Эта сделка станет второй по величине после прошлогоднего соглашения о предоставлении партии оружия на $8 млрд

В конце августа на Тайване был введен в эксплуатацию первый в своем роде в Азии центр технического обслуживания истребителей F-16. Проект стал результатом сотрудничества тайваньской аэрокосмической корпорации «Ханьсян» (AIDC) с американской Lockheed Martin.

Стоимость центра — $3,7 млрд Он позволит осуществлять модернизацию тайваньского авиапарка ВВС из 142 устаревших самолетов F-16 A/B, а также ремонт 66 истребителей F-16V продвинутой модификации, которые Тайбэю согласился поставить Вашингтон в ближайшие годы. Тайвань также получил разрешение на самостоятельное производство запчастей к самолетам этого типа. Отношения между берегами Тайвань управляется собственной администрацией с 1949 года, когда на остров бежали остатки сил Гоминьдана во главе с Чан Кайши (1887–1975), потерпев поражение в гражданской войне в Китае. С тех пор Тайвань сохраняет флаг, название и некоторые другие атрибуты прежней Китайской Республики, существовавшей на материке до прихода к власти коммунистов.

Согласно официальной позиции КНР, поддерживаемой большинством стран, включая Россию, остров считается одной из китайских провинций. Суверенитет Тайваня в настоящее время признают всего 15 крошечных государств Латинской Америки, Африки и Океании, которым Тайбэй оказывает финансово-экономическую помощь, а также Ватикан.

За последние два года Тайвань лишился сразу пяти союзников на международной арене: с ним разорвали связи Буркина-Фасо, Доминиканская Республика, Сальвадор, Кирибати и Соломоновы Острова. Это произошло на фоне усиления материковым Китаем кампании по дипломатической изоляции острова и ответной «долларовой дипломатии».

С 2008 по 2016 год, в период правления на Тайване партии Гоминьдан, отношения между сторонами на разных берегах пролива заметно потеплели. Но они вновь оказались «заморожены» после возвращения в мае 2016 года к власти на острове Демократической прогрессивной партии во главе с Цай Инвэнь, которая является убежденной противницей курса на сближение с КНР. В 2020 году она с большим отрывом переизбралась на второй четырехлетний срок, а значит, подвижек в отношениях с Пекином ожидать не придется.

Даже тайваньская оппозиция в лице партии Гоминьдан, выступавшая за сближение с материком, недавно аннулировала свое участие в работе ежегодного форума берегов Тайваньского пролива, запланированного на 19 сентября в городе Сямэнь (провинция Фуцзянь). Руководство партии объяснило внезапный отказ ехать на мероприятие «недружественной риторикой» в центральных китайских СМИ и «неподходящей атмосферой». Следующий после Гонконга? Считая остров точкой уязвимости Китая, Вашингтон, по всей видимости, продолжит разыгрывать эту карту для усиления давления на КНР после того, как Пекин «закрутил гайки» вокруг Гонконга, приняв закон о защите национальной безопасности в этом специальном административном районе. Американцы пытались раскачивать ситуацию в Гонконге, поддерживая здесь деятельность оппозиции и прошлогодние антиправительственные протесты. Однако новый жесткий закон, принятый 30 июня парламентом КНР, лишит США такой возможности.

Тайвань признает, что после ужесточения ситуации в Гонконге он может стать следующей целью Пекина. Однако решить проблему воссоединения с островом, который все дальше и дальше «уплывает» от КНР, политическими методами уже вряд ли удастся. Очевидно, что тенденция «независимости Тайваня» будет неизбежно усиливаться, переплетаясь в клубок со стратегическими амбициями США, направленными на сдерживание Китая.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.