Прививка от паники

Давайте честно признаемся: есть только один способ прекратить эту коронавирусную бодягу, хотя многим он не понравится. Прививки. Обязательные. Всем, у кого нет медицинских противопоказаний.

Ковидо-скептики и борцы с «ковидо-фашизмом» возразят: мол, есть другие методы. А именно: всем надо смириться с тем, что коронавирус имени уханьской летучей мыши с нами надолго, если не навсегда. К тому же болезнь не так страшна, поскольку не так уж и летальна.

Готов отчасти согласиться с первым тезисом, признав, что не будь в нашем мире соцсетей и прочих медиа-ресурсов, хайпующих на алармизме и страхе, то человечество, возможно, не отреагировало бы на пандемию столь паническим образом, обернувшимся экономической катастрофой. COVID-19 часто сравнивают с эпидемией «гонконгского гриппа» 1968 года, летальность которого, кажется, была все же существенно ниже: мол, тогда вообще никаких аналогичных карантинных мер не вводили. Что ж, это аргумент, но… см. выше.

Причем это ведь еще не конец. И happy end пандемии, который кому-то весной виделся с горизонтом в три-четыре месяца (с началом туристического летнего сезона в Северном полушарии), теперь отодвигается все дальше. Границы в этом году открыты для праздных путешественников уже точно не будут. Не факт, что откроются в следующем. ВОЗ (чья главная забота теперь — пугать нас посильнее) говорит о двух-трех пандемических годах. Уже получится как мировая война. А по экономическим последствиям — так и точно. Однако это вовсе не значит, что на фоне такой неизбежности все теперь расслабятся и начнут вести себя, как обычно. Нет. Все слишком далеко зашло.

В большинстве стран, где раньше был жесткий карантин, пошла «вторая волна». У нас статистика тоже начала заметно подрастать и через пару-тройку недель может восстановиться до показателей апреля-мая. Готового решения, однако, у властей на руках нет.

С одной стороны, суточный прирост (например, во Франции) уже в ряде стран превышает показатели времен жесткого карантина, растет и госпитализация. С другой, закрываться по новой на такой же жесткий карантин — уже денег нет. Выход пока пытаются найти (как я раньше и предполагал) в ужесточении «масочного режима». Однако многим он жутко не нравится, саботажники разводят по этому поводу страшную «свободолюбивую демагогию». И там, где это дозволяется властями, эти люди выходят на массовые демонстрации протеста против «этих ваших карантинов». Потому что — см. «тезис номер два»: якобы эта болезнь не так уж страшна по своей летальности.

Если бы сейчас на дворе был, скажем, век ХIХ или даже первая половина ХХ, то летальность в 3-4% — это действительно, как говорится, фигня вопрос. Однако же все последние десятилетия нас гуманисты и правозащитники только и приучали к тому, что, переиначивая известный тезис, all lives matter, каждая человеческая жизнь дорога.

Оценка «неприемлемого ущерба» в смысле человеческих потерь в наше время сильно снизилась.

Раньше, скажем, в войнах гибли миллионы — и это считалось «почти обычным делом». Однако, когда потери во Вьетнамской войне стали исчисляться тысячами (всего потери США там составили 58 тыс. человек, против 407 тысяч во Второй мировой войне), общество стало воспринимать это как большую проблему. Как и советское общество восприняло войну в Афганистане (потери 13,8 тысячи человек) как тоже большую проблему. Которая, возможно, привнесла свой вклад в развал страны. Позже понятие «неприемлемого ущерба» распространилось на потери от терактов. По прежним временам «невеликая цифра» в 3 тысячи человек, сгинувших только в нью-йоркских «башнях-близнецах», сподвигла на тектоническую перестройку не только всей системы безопасности и не только американского общества, но и перемены в системе регулирования во всем мире, скажем, финансовой сферы. В нашей стране в ответ на террористические акты также, как мы помним, были предприняты определенные сверхусилия. Потому что — неприемлемый ущерб.

Сегодняшние российские только официальные потери от COVID-19 уже превзошли потери в Афганской войне. При этом, по моему убеждению, возникшему на основе изучения некоторой региональной статистики смертности, официальную статистику умерших от коронавируса надо умножить минимум на два — добавив тех, чей уход от других заболеваний коронавирус ускорил, но не был признан главной причиной смерти в силу особенностей статистического учета.

Американские же потери уже в четыре раза превзошли потери во Вьетнамской войне и составили почти половину потерь во Второй мировой. Но еще сильнее снизилось понятие «неприемлемого ущерба», как ни парадоксально, в азиатских странах. Особенно в Китае. Где людские потери, скажем, в годы «культурной революции» вообще не считали. Такова цена прогресса, если угодно.

Правительства не могут ничего не делать, как их к тому, по сути, призывают «ковидо-скептики». Это противоречит всей современной политической практике и философии.

Тут можно привести в пример Африку. Как исключение, подтверждающее общее правило. Кто-нибудь помнит, как кричали по поводу возможного «ужасающего последствия» пандемии коронавируса для континента, набитого бедными странами? Однако никакой «катастрофы» там не случилось. Ну, мрут люди от чего-то там еще, и мрут. Мало ли причин. Другая возможная причина «тишины», вдобавок к недостаткам учета: в условиях постоянной антисанитарии люди (выжившие) выработали сильный иммунитет ко всякой заразе. К тому же они пользуются в разы меньше антибиотиками, чем в развитых странах. С другой стороны, опыт Индии (и антисанитария, и бедность) это не подтверждает. Остается загадочная «генетическая стойкость» африканцев. Но это уже из области именно фантастических гаданий — в частности, насчет того, что коронавирус вырвался из лаборатории, где на нем испытывали новые вакцины для защиты китайцев, работающих в Африке.

Теперь по поводу «не так страшна» болезнь. Летальность в 3-4% действительно гораздо меньше, чем скажем, от оспы (в зависимости от типа вызывающего ее вируса, основных из которых два, она составляет от 3 до 40%) или полиомиелита (5-10% у детей и до 30% у взрослых). Однако если сравнивать с другими заболеваниями, то новая болезнь не покажется столь безобидной. Скажем, в США число умирающих в сутки от всех видов онкологии (одна из главных причин смертности) составляет в среднем 1660 человек. Это лишь на сотню больше, чем умирало от ковида в августе, и значительно меньше, чем было таких смертей весной. Мировая смертность от коронавируса на текущий момент (4-6 тысяч человек в сутки) примерно равна или даже больше суточной же смертности от туберкулеза (4 тысячи в последние годы). То есть мы получили разом в этом году, на минуточку, по смертности (не путать с летальностью все же) «еще одну онкологию» и «еще один туберкулез», притом передающуюся воздушно-капельным путем.

В прежние времена отсутствия соцсетей даже это, наверное, замолчали бы. И в результате получили бы примерно такой же эффект по числу умерших, как от «испанки» в 1918-1919 годах, когда погибли за короткий срок, как минимум, 50 млн человек (сейчас пока дело идет к миллиону). Больше, чем в годы Первой мировой войны. Кто-то возьмет на себя смелость публично провозгласить: нам надо смириться с «короной» и ждать, пока настанет планетарный «стадный иммунитет»? Но до этого умрет 5-10 млн человек, 20 млн, 30 млн Сколько мы должны принести в жертву?

Паника уже случилась. И, как выразился недавно выдающийся государственный деятель современности по имени Александр Григорьевич, жизнь — это вам не ролик в YouTube, назад не отмотаешь. К тому же вам разве никогда не доводилось «успокаивать» человека, бьющегося в истерике, хладнокровным призывом — «успокойся, дорогой (-ая)»? И каков был результат? То-то же.

А поэтому — да, прививки, всем и обязательно. Тем, кто проповедует теории «чипирования» в интересах Билла Гейтса или условного КГБ — принести справку от психиатра. Ссылающимся на «религиозные убеждения» — на проверку, как призывников-кандидатов на альтернативную службу, на предмет выявления соответствия утверждений убеждениям. Особо упертым и агрессивным агитаторам против санитарных мер и прививок — статья типа как «за экстремизм». (Да-да, можете начинать кидаться в автора тапками). Потому что речь идет о чрезвычайной ситуации, сопоставимой по последствиям (экономическим) с военным временем. Соответственно, и действия должны быть такими же. Или вы думаете, что зря представители «элиты» уже поспешили стать добровольцами-первоиспытателями? При том, что свою дозу они явно получают в обход общих правил, как бы «по блату». И не у всех из них есть персональный бункер.

Прецедентов обязательных прививок в мире — полно. В нашей стране среди таковых для всех или определенных категорий и случаев — вакцинация против вирусного гепатита В, гемофильной, пневмококковой инфекции, гриппа (не для всех), дифтерии, коклюша, кори, краснухи, полиомиелита, столбняка, туберкулеза и эпидемического паротита. Методы понуждения — просты и незатейливы. Скажем, нет прививки — не пустят в школу.

На днях один чиновник Минздрава предложил проверять в будущем при выезде за границу наличие прививки от ковида. В принципе, это ничем не отличается от нынешних требований предоставить результаты ПЦР-тестов на въезде во многие страны, а у нас в течение 72 часов по возвращении из-за «бугра». Справки о прививке, уверен, вскорости могут начать требовать многие консульства для получения визы.

Обоснование принудительных прививок везде, где они есть, состоит в том, что отказники совершают правонарушение, поскольку они представляют собой потенциальную опасность для здоровья окружающих и общественного блага. Этого достаточно.

Однако в мире картина с обязательными прививками неоднозначная. Скажем, в 15 европейских странах таковых нет, зато высок уровень добровольной вакцинации. И в результате уровень вакцинации населения не сильно отличается. Скажем, он примерно одинаков в Польше, где есть обязательная вакцинация, и в Финляндии, где ее нет. Одна из причин, помимо сознательности скандинавов и также немцев, — принуждение в ряде случаев вызывает отторжение и сопротивление, ссылки на разные «уважительные причины» не прививаться. Применительно к нашей стране данный тезис требует пояснения: я бы не уповал на «сознательность». Раз уж во многих других случаях наши власти успешнее действуют именно методами принуждения, чем убеждения (этот дар им, кажется, так и не дался), то и этот случай не должен составлять исключение. Не с него надо начинать и не сейчас.

Количество обязательных вакцин в европейских странах разнится. Скажем, в Италии и Латвии их по десять. В Болгарии, Венгрии, Польше, Хорватии, Франции и Словакии их по девять, и т.д. Ну будет теперь еще по одной. Ряд обязательных прививок есть в той же Индии, где сейчас планируют сделать таковой прививку детям до 2 лет от ротавируса, вызывающего диарею (она обязательна пока не во всех штатах). О планах сделать прививку от «короны» обязательной уже объявила, например, Австралия.

В США принудительной вакцинации на федеральном уровне нет, но на практике она внедрена на уровне штатов, являясь непременным условием допуска в школу, с оговорками насчет медицинских, религиозных и «философских» причин этого не делать (таковые есть в 48 штатах из 50). В результате такой «толерантности» количество «отказников» в последние годы неуклонно растет. Как растет и число случаев соответствующих заболеваний. Во многих штатах обязательные прививки есть для работников определенных профессий, а также на уровне отдельных компаний и корпораций. Есть они и в армии США. Кстати, почти ни в одном американском СМИ вы не прочтете о ранее ставших известными данных о том, что в странах, где в свое время была и есть обязательная противотуберкулезная прививка БЦЖ (это, в частности, Россия и другие страны бывшего соцлагеря), уровень заболеваемости и смертности от ковид заметно меньше, чем там, где ее не было. Это невыгодная информация.

Другие аргументы «антипрививочников» состоят в том, что вакцина от COVID-19 якобы «не доработана» и сделана слишком быстро, а еще что весь «хайп» вокруг этого поднят с целью наживы фармацевтических компаний. Последний тезис трудно отбиваем, на самом деле. Поскольку современная медицина действительно коммерциализирована. И всякое лечение идет под звуки работающих непрерывно кассовых аппаратов. Но какая альтернатива? Не лечиться вообще, чтобы на вас не «наживались» врачи и фармацевты?

Скажем, в этом году поставлена задача добиться повышенного уровня вакцинации россиян от обычного гриппа. Чтобы две волны — коронавируса и гриппа — не наложились одна на другую.

Что делают наши чиновники? С одной стороны (и это правильно), устанавливают передвижные лаборатории для бесплатной (для граждан) вакцинации на улицах. С другой, на уровне федеральных регуляторов собирают представителей импортеров, чтобы сообщить им пренеприятную для них новость: никакую импортную вакцину от гриппа вы в этом году в Россию не ввезете. Так что война войной, а «обед» — по расписанию. Но что теперь — назло вторым чиновникам протестовать против любой прививки от гриппа?

Теперь по поводу «недоработана». Наверняка это так. Поскольку речь идет о «военно-мобилизационном» варианте. Альтернатива которому — продление нынешнего полукарантинного состояния с периодическими ужесточениями и непредсказуемостью в экономике еще долгие месяцы и даже, возможно, годы. Сидим дома, как говорится. И учитывая всю эту панику (которую «не отмотаешь» обратно просто так), массовая вакцинация может стать еще и «эффектом плацебо». Той «психологической» успокаивающей процедурой, которой, быть может, нам всем и не хватало. Чтобы, наконец, погасить эту панику, которая поставила всю мировую экономику на «паузу». Укололся — и забылся. И все будет, как прежде. Ну почти.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.