Предвыборно-исправительные работы

Соратница оппозиционера Алексея Навального Любовь Соболь приговорена к одному году исправительных работ условно за проникновение в жилище с применением насилия. Суд счел, что она причинила моральный и физический вред Галине Субботиной, теще Константина Кудрявцева, которого господин Навальный считает участником своего предполагаемого отравления. Условный приговор не помешает участию госпожи Соболь в выборах в Госдуму, но она может лишиться этой возможности из-за «санитарного дела», по которому тоже проходит обвиняемой.

Приговор по ч. 2 ст. 139 УК РФ мировая судья Инна Шилободина огласила утром в четверг. Все доводы защиты она отвергла как несостоятельные, а неточности, на которые указывал адвокат Владимир Воронин, по ее мнению, были «устранены в ходе допросов в суде», которым «нет оснований не доверять». С учетом смягчающего обстоятельства (Любовь Соболь имеет несовершеннолетнего ребенка) подсудимой назначен один год исправительных работ с удержанием 10% дохода условно (прокурор запрашивал для нее один год реальных исправработ). В течение годичного испытательного срока она должна ежемесячно отмечаться в уголовно-исправительной инспекции.

Поводом для возбуждения дела стал визит Любови Соболь в квартиру, где, как она считала, проживает Константин Кудрявцев. Встретив у дверей Галину Субботину, подсудимая, по версии обвинения, схватила ее за руку, причинив боль, толкнула и «проникла в квартиру, воспользовавшись беспомощностью» потерпевшей. Защита госпожи Соболь настаивала, что она лишь хотела задать господину Кудрявцеву несколько вопросов, а в квартиру зашла с разрешения госпожи Субботиной. Адвокат представил суду результаты независимой лингвистической экспертизы, из которой следовало, что госпожа Соболь в ходе разговора не проявляла агрессии и не допускала угроз.

Любовь Соболь назвала приговор «позором и стыдом», а господин Воронин пообещал его обжаловать.

Он также добавил, что условный приговор не помешает его подзащитной принять участие в выборах в Госдуму (она намерена выдвигаться по Центральному одномандатному округу Москвы). По закону этого права лишены граждане, «содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда», и осужденные, даже условно, по ряду статей УК, в число которых ст. 139 не входит.

Напомним, госпожа Соболь является фигурантом еще одного уголовного дела — о подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических норм (ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 236 УК РФ) во время митинга в Москве 23 января. По версии следствия, она призывала граждан участвовать в акции, в результате чего туда приехали люди, больные коронавирусом, и создали «угрозу массового заражения». Максимальное наказание по этой статье — лишение свободы до двух лет. Ранее в качестве меры пресечения по этому делу Любови Соболь был назначен домашний арест, но 7 апреля суд заменил его на запрет определенных действий: обвиняемая не может покидать место проживания с 20:00 до 6:00, общаться с другими фигурантами дела, отправлять и получать почтовые и телеграфные отправления, а также использовать любые средства связи для общения по поводу расследования.

Адвокат коллегии «Курганов и партнеры» Надежда Моисеева считает, что назначенное Любови Соболь наказание «не в полной мере соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности подсудимой, влиянию назначенного наказания на ее исправление и на условия жизни ее семьи».

По мнению юриста, у суда имелись «достаточные основания» для назначения самого мягкого наказания, предусмотренного ст. 139, то есть минимального штрафа.

Партнер коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев, напротив, полагает, что «приговор сложно назвать излишне суровым», напоминая, что максимальное наказание за незаконное проникновение в жилище — лишение свободы до двух лет. «Вместе с тем квалификация действий Соболь по соответствующей статье УК РФ и обвинительный приговор, безусловно, вызывают вопросы»,— добавляет эксперт.

Политолог Константин Калачев отмечает, что решение суда сохранило за Любовью Соболь пассивное избирательное право, однако сомневается, что в итоге она сможет принять участие в выборах. «Соболь обвиняют еще и по «санитарному делу», и вот тут вполне может быть более жесткое решение и лишение права избираться»,— предполагает эксперт.

Политолог Константин Костин говорит, что не может комментировать юридические аспекты приговора, но попытки интерпретировать его как преследование за оппозиционную деятельность считает сомнительными. «У нас есть много оппозиционных политиков, и пока они не совершают противоправных действий, к ним никаких санкций не применяется. К тому же обвинительных приговоров против представителей партии власти и госслужащих тоже достаточно. То, что человек занимается оппозиционной деятельностью, не ставит его вне рамок закона»,— считает он. Исход избирательной кампании Любови Соболь будет зависеть не от судебных решений, а от способов ведения этой кампании, полагает эксперт. «Главный вопрос: будет ли она всерьез бороться за голоса избирателей или изначально станет использовать предвыборную процедуру для различных провокативных действий? Согласно социологическим опросам, избиратели к подобным действиям относятся, мягко говоря, отрицательно»,— говорит он.

Это Вас за интересует
А что думаете Вы?!

Email адрес не будет опубликован.