Незаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в Спитаке

Незаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в Спитаке

Незаживающая рана. 31 год назад произошло разрушительное землетрясение в Спитаке. Тогда погибли 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, полмиллиона граждан Армении лишились крыши над головой. Корреспондент телеканала «МИР 24» Арпине Додорян побывала в Ванадзоре, тогдашнем Кировакане, где встретилась с одним из очевидцев трагедии. Вместе они восстановили хронологию событий.

В Кировакане Гаяне Костанян впервые за 25 лет. Примерно тогда же его переименовали в Ваназдор. Это один из трех городов, пострадавших от Спитакского землетрясения. Тогда, в декабре 1988-го, 25-летняя Гаяне потеряла сразу два дома: свой и родительский.

«Здесь стоял дом моего отца, где я выросла, где прошло все мое детство. Оно разрушилось. Дом был из туфа, с обеих сторон камни упали, но дом выстоял. В нашем доме жертв не было, но потом, правда, дом был уже негоден и его взорвали», – рассказала очевидец Спитакского землетрясения.

Трагедия застала молодую женщину с мужем и детьми в деревне, недалеко от города. Накануне там хоронили родственницу, и многочисленная родня собралась на поминки.

«Я стояла, грела что-то на кухне. Застекленная кухня была. И когда первая волна была, первый толчок, мне сначала показалось, что это очень сильный ветер. Потому что стекла начали очень сильно греметь, ломаться, под ногами оказались. Я стою, не пойму. Тут забегает в дверь брат моего мужа, взял меня за руку. Вытолкнул из кухни и сам кричит: землетрясение, это землетрясение», – говорит Костанян.

Семеро взрослых, схватив малолетних детей, выскочили во двор – прямо так, в чем были.

«Не понимали, что вообще происходит. Не могли стоять на ногах. Мы падали. Так трясло, что мы падали. А там одноэтажный такой дом, он трясся, как спичечный коробок, перед нашими глазами. Мы хватались за деревья, чтобы не падать. Дети хватались за нас – за мам, за пап. Все кричали, орали», – рассказала Гаяне.

После самых сильных колебаний подземные толчки продолжались еще несколько минут. Все это время члены семьи, до смерти испугавшись, держались друг друга и плакали.

«В первые минуты это было ужасно, конечно. Трясло, не знаешь, за что хвататься, не знаешь, что будет дальше. Мы думали, сейчас земля откроется, и мы все провалимся туда. И вот стоим все, плачем, ну особенно женщины – мы же любим плакать – орем. Тут мой свекор открывает бутылку водки, наливает всем и заставляет: пейте, пейте! В общем, дал он нам водку выпить, чтобы немного прийти в себя», – вспоминает Костанян.

Когда первый шок прошел, мужчины побежали вытаскивать из-под завалов соседей.

«Я держусь за мужа, чтобы он не отходил, дети держатся за меня. И тут с улицы кричат: «Садик рухнул, садик!» Наши ребята – мой муж, деверь, другой – хотят уйти. Я помню, что… Я вообще добрый человек, я считаю, что я добрый человек, но в этот момент я ухватилась за него и не пускаю. Говорю: «Если ты сейчас уйдешь, что с нами будет? Что будет с твоими детьми?» Они, конечно, ушли, ребята. Не полностью разрушился садик, вытащили детей. Они побежали, помогли», – рассказала очевидица Спитакского землетрясения.

Для сотен тысяч людей началась жизнь на улице: без газа, без света, без связи. В декабрьский холод устанавливали во дворах палатки с буржуйками. Жили по несколько семей. В уцелевшие дома от страха никто даже не заходил.

«Страшно было ночью. Как начнет трясти, люди выбегали на улицу. Мужчины кричат: «Ну куда вы бежите? Что с вами может случиться в палатке?» Но страх был очень большой, и даже из палатки люди старались выбежать на улицу», – отметила Костанян.

Через несколько дней после трагедии, когда найти живых под завалами было уже практически невозможно, люди радовались даже обнаруженным телам свои близких.

«Люди уже поздравляли. Спрашивали: «Ты нашел своих? Ну поздравляю, хоть есть, кого хоронить. Государство наше позаботилось о том, чтобы привозили бесплатно гробы. Прямо вот у развалившихся домов кучами стояли гробы, люди выкапывали родственников, если получалось, и чтобы об этом уже не заботиться, были гробы, чтобы люди хоронили своих», – отметила Костанян.

Прожив несколько лет в палатках и в вагончиках, семья Гаяне Костанян получила новую квартиру, в которой, впрочем, так и не успела обжиться. Последствия Спитакского землетрясения, развал Советского Союза и кризис 90-х заставили семью уехать из Армении в поисках лучшей жизни. Сейчас, спустя много лет, судьба снова вернула ее на родину. Правда, теперь женщина живет в Ереване. А Кировакан навсегда останется городом ее счастливого детства, юности, и самых страшных дней молодости.

Землетрясение в Спитаке было настолько сильным, что взрывная волна, которую оно вызвало, дважды обогнула землю. Ее зафиксировали все научные лаборатории на всех континентах.

Незаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в Спитаке
Незаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в СпитакеНезаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в СпитакеНезаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в СпитакеНезаживающая рана: 31 год назад произошло землетрясение в Спитаке

Арпине Додорян

Это Вас за интересует

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.