Меркель как покровитель Эрдогана и ее роль в войне в Нагорном Карабахе

Отношения Турции с европейскими странами в прошлом были нестабильными и недружественными, но Анкара давно поддерживает теплые и стабильные стратегические отношения с одной европейской страной — Германией. Крепкие турецко-германские отношения можно отследить на более 100 лет назад — к тому времени, когда две страны бок о бок сражались во время Первой мировой войны. Во время Второй мировой войны тогдашний президент Турции Исмет Инёню подписал пакт о дружбе с нацистской Германией. Только когда союзники оказали давление на Анкару в 1945 году — всего за несколько месяцев до окончания войны — Турция расторгла это соглашение.

В 1961 году Германия и Турция подписали пакт о создании программы для гастарбайтеров, призванной удовлетворить спрос быстро развивающейся экономики Германии на неквалифицированную рабочую силу. Сегодня в Германии проживает около 4 миллионов человек турецкого происхождения. Это самая большая иммигрантская община в стране.

Приход Ангелы Меркель к власти в качестве канцлера 15 лет назад ознаменовал беспрецедентный рост двусторонних отношений. Он совпал с вступлением Реджепа Тайипа Эрдогана на пост премьер-министра Турции в 2003 году. Эрдоган продолжил преобразование турецкой правящей системы в президентскую и занял пост президента в 2014 году. На международной арене Меркель и Эрдоган сформировали политическое партнерство до такой степени, что Меркель фактически превратила Эрдогана в своего протеже.

Когда Анкара обострила энергетический спор в восточном Средиземноморье, Германия выступила посредником между Турцией и другими членами ЕС — Грецией и Кипром. Это редкое событие — чтобы страна ЕС выступила арбитром в конфликте между членами блока и государством, не являющимся его членом.

Во время недавних столкновений в Нагорном Карабахе провокационную позицию Эрдогана Берлин осудил слабо. Фактически Меркель создала для Эрдогана своего рода дипломатический зонтик в ЕС в надежде, что в конечном итоге получит сопредседательство в Минской группе.

Даже когда Эрдоган вторгся в северную Сирию, Меркель не сделала ничего ощутимого, чтобы остановить его. Фактически, она безоговорочно поддержала этот шаг, интерпретировав его как метод сдерживания притока беженцев в Европу. Ее логика заключалась в том, что такого притока не произойдет, если Эрдогану будет позволено превратить контролируемые Турцией районы в так называемую «безопасную гавань» для сирийцев.

В цифрах объем двусторонней торговли между Турцией и Германией в 2019 году составил 30,4 млрд евро, при этом Берлин является одним из основных деловых партнеров Анкары. В Турции работает более 7 500 немецких компаний, в том числе Europipe GmbH — компания, поставлявшая трубы для газопровода «Турецкий поток».

В разгар европейского миграционного кризиса 2015 года, когда Эрдоган отправил почти миллион беженцев в одну только Германию, немецкая автомобильная компания Volkswagen продала Турции более 107 400 автомобилей — это самый высокий показатель с 2002 года. И именно в этот год Эрдоган выиграл выборы в законодательные органы. Другой немецкий автомобильный гигант — Mercedes — имеет завод по производству автобусов в Стамбуле, который работает на полную мощность.

Уровень сотрудничества в торговле оружием в последние годы также был значительным. Анкара сейчас — импортер немецкого оружия номер один в мире. В прошлом году Турция импортировала из Германии оружия на сумму более четверти миллиарда евро. Это самый высокий показатель с 2005 года — года, когда к власти пришла Меркель.

Особенно важную роль играет Германия в турецкой программе создания беспилотников, которые были главным боевым инструментом турецкой армии в ее сражениях в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе. Боевые части ракет, устанавливаемые на дроны, разработаны немецким производителем вооружений TDW. В официальном отчете правительство Германии признало, что оно предоставило Турции 33 разрешения на экспорт товаров, которые были признаны подходящими для использования на военных дронах. Сами ракеты производятся турецкой государственной компанией Roketsan, которая тесно связана с семьей Эрдогана.

Но влияние способны оказывать не только немцы. Глубина отношений до определенной меры взаимна, даже если баланс явно склоняется в пользу Берлина. Огромная турецкая диаспора Германии считается четвертым по величине избирательным округом Турции (1,5 миллиона немецких турок имеют право голоса, и на последних выборах более двух третей из них проголосовали за Эрдогана).

Турецко-исламский союз по делам религий, DİTİB, является наиболее важным инструментом Эрдогана, поскольку он управляет примерно 3 000 мечетей — это треть всех мечетей в Германии. От правительства Германии эта организация получает сотни тысяч евро в виде ежегодного финансирования и управляет самой большой мечетью Германии. Эрдоган лично присутствовал на церемонии открытия этой мечети в Кёльне в 2018 году.

Хотя германо-турецкие отношения во многом опирались на отношения между Эрдоганом и Меркель, он не сможет рассчитывать на неё до бесконечности. Она покинет офис ровно через год. В политическом истеблишменте Берлина произошел заметный сдвиг тона в отношении Анкары, и это может привести к изменению политики Германии, особенно если Эрдоган упорствует в провоцировании немцев к участию в спорах по всему миру.

Стратегия Меркель посылала Эрдогану опасный сигнал о том, что он без последствий может вести себя так, как ему заблагорассудится. И более того, эта стратегия показывала ему, что Германия — а вместе с ней и Европа — готова поддаваться политическому шантажу. Именно Меркель, чтобы остановить приток мигрантов в Европу, в 2016 году между ЕС и Турцией организовала сделку по беженцам — сделку, на которую Анкара согласилась в обмен на финансовые выгоды.

Но не политические авантюры Эрдогана принесут ему, в конечном итоге, внутри— и внешнеполитические издержки. Принесет их, скорее, неустойчивость экономики Турции и свободное падение турецкой лиры. Финансовые проблемы Турции превышают возможности Германии по оказанию помощи — даже вопреки стараниям Меркель протянуть Эрдогану руку помощи прежде, чем она уйдет из политической жизни. Последней попыткой Меркель выручить своего турецкого протеже будет попытка внести поправки в соглашение о Таможенном союзе между ЕС и Турцией, чтобы предоставить Анкаре еще больше возможностей и экономических выгод.

Автор: Рауф Бейкер — Rauf Baker — журналист и исследователь европейской и ближневосточной проблематики.

Перевод Сергея Духанова.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.