Казанский суд приговорил экс-главу «Татагропромбанка» к 3 годам условно

3 годами лишения свободы условно с таким же испытательным сроком наказал сегодня бывшего врио председателя правления «Татагропромбанка» Алексея Федорова Вахитовский суд Казани. Он признан виновным в злоупотреблении полномочиями с ущербом 43 млн рублей, передает из суда журналист «Реального времени».

На итоговое заседание суда бывший банкир пришел в белой футболке и джинсах. На оглашении заметно нервничал — сжимал пальцы, держался руками за седую голову. Судья вышел из совещательной комнаты в 10 часов утра, а завершил чтение после 14-ти — с перерывами на обед и внеплановую эвакуацию здания суда.

Приговором суда действия фигуранта переквалифированы с ч. 2 на ч. 1 ст. 201 УК РФ, поскольку в процессе установлено — тяжких последствий в виде банкротства либо отзыва лицензии действия Федорова не повлекли. Из ранее заявленного АСВ ущерба суд исключил проценты и удовлетворил гражданский иск в размере 43 млн рублей.

Судебное следствие растянулось на три года. Бывшему врио предправления вменяли невыгодную для банка сделку по переводу задолженности по невозвратному кредиту 43,7 млн рублей с казанской рекламной фирмы «БиТиЕл» (позднее — «БТЛ-Сервис») на оптовую компанию по торговле мясом «Чистопольская заря». По версии обвинения, именно Федоров подписал соответствующий договор в январе 2017 года, но при этом был расторгнут договор поручительства по кредиту с учредителем фирмы «БиТиЕл» Андреем Корсаковым. Данные сделки в арбитраже признали неправомерными.

Казанский суд приговорил экс-главу

В прениях гособвинитель просил для Федорова реальный срок в колонии общего режима. Обвиняемый заявлял о невиновности и отсутствии ущерба для банка, который возглавлял в должности врио всего пять месяцев.

В приговор вошли подробные показания обвиняемого по предъявленной сделке. Он настаивал — полученный кредит не ушел на сторону, а был направлен на погашение проблемной задолженности в банке с целью оптимизации портфеля. Оценив эту позицию, судья Айрат Галлямов указал — вина банкира подтверждается доказательствами. Первыми из них стали сведения от потерпевшего АСВ, представитель которого в суде сообщал: «В результате действий обвиняемого из конкурсной массы «Татагропромбанка» выпало право требования по ликвидному активу, а банк приобрел просроченные обязательства».

Свидетели из «БиТиЕл» рассказывали — с просьбой о получении кредита примерно в 45 млн рублей в их компанию обращался совладелец фирмы «Смайл» Виталий Тимуца с предложением о содействии банку с получением кредита. Руководителя «БиТиЕл» просили оформить кредит на компанию, но обещали что его погашение «Татагропромбанк» возьмет на себя. Тимуца свидетельствовал — подыскать заемщика его просил Федоров. Сам банкир такой разговор отрицал.

Казанский суд приговорил экс-главу

Бывший предправления банка Айрат Хайдаров заявлял в суде — выдача того самого кредита представляла экономическую целесообразность, но был ли кредит погашен — ему неизвестно, к тому моменту он уволился. Хайдаров пояснял, что в период его работы «Чистопольская заря» (на которую позже банк перевел долг по кредиту «БиТиЕл») была технической компанией банка, но имелись планы по ее участию в реальной деятельности по операциям Нижнекамского мясокомбината. Планы не были реализованы. Этот же свидетель заявлял: схему перевода долга разрабатывал новый руководитель «Татагропромбанка» Федоров, которому он никаких указаний не давал.

Тесную связь «Чистопольской зари» с банком подтверждал Дмитрий Корсаков — водитель кредитного учреждения, который на бумаге возглавлял «Зарю». Он рассказывал, что практика использования сотрудников в качестве руководителей некой фирмы широко использовалась в «Татагропромбанке». Рулил он чисто номинально — когда нужно было подписать какие-то документы, сотрудники банка звали его к себе, и он подписывал. Что подписывал — не знает, не вчитывался, верил, что ничего противозаконного не делает. За такую работу получал 2 тысячи в месяц.

Бывший председатель совета директоров «Татагропромбанка» Руслан Насыров, он же в прошлом первый зампред ТФБ, допрашивался в качестве свидетеля по этому делу еще до того, как был арестован в Москве. Он указывал — одобрение сделок по переводу долга не входило в его компетенцию и сам он в этом не участвовал. Однако с данной финансовой операцией был знаком — узнает свою подпись на документе, но подчеркивает — эта подпись не была решающей…

Сегодня в том же суде стартовал новый процесс над экс-главой ТФБ Робертом Мусиным.

А что думаете Вы?!

Email адрес не будет опубликован.