«Я прошёл через политическое давление». Бивол — о бое с Канело

Обладатель титула WBA Super в полутяжёлом весе (до 79,4 кг) россиянин Дмитрий Бивол (21-0, 11 КО) дал интервью для новостного портала из США.

В беседе «суперчемпион» рассказал о своём поединке против поднявшегося на дивизион выше абсолютного чемпиона второго среднего веса (до 76,2 кг) мексиканца Сауля «Канело» Альвареса (58-2-2, 39 КО). Напомним, Дмитрий победил звёздного мексиканца единогласным решением судей с небольшим перевесом по очкам в мае этого года, хотя доминировал практически во всех раундах.

— Бой с Канело был легче, чем вы думали, или он был более сложным по определённым нюансам, из-за прессинга?

— Я считаю, что бой был таким, как я ожидал. Для меня это не было большим сюрпризом, потому что когда я пришёл на арену, много людей поддерживало Канело. И в течение боя я думал, что он будет использовать много защитных действий, движений головой. И он использовал их хорошо. Я промазал со многими ударами. Но всё было хорошо.

— Но когда вы выходили в ринг, это, наверное, была самая большая толпа на вашей памяти, и потом вышел он со своим модным выходом через дыми всю эту музыку. Вы не осматривались и не подумали: «Господи, это ж серьёзное дело?» Вообще нервничали?

— Нет, я себя просто настраивал. Потому что я просто вышел в ринг, чтобы драться. Он вышел в ринг что-то отпраздновать, сделать модный выход.

— Да, чтобы отпраздновать момент, Синко де Майо.

— Я думал только о поединке, не о модных вещах.

— Дмитрий, был ли особенный раунд, когда вы сказали: «О’кей, это моя ночь?»

— После первых 30 секунд я подумал, что всё возможно. Я хорошо чувствовал его, я знал, что делать, чтобы победить. Я считал, что будет тяжело быть сфокусированным все 12 раундов, но думал, что я должен это сделать.

— Я считал, что вы победили довольно умело. Когда ринганонсер объявил, что все судьи посчитали 115-113, какая была ваша реакция? Перед тем, как объявили ваше имя?

— За секунду до того, как он сказал: «И всё ещё…», я подумал, что может бой уйдёт в другую сторону. Это было всего лишь на секунду. И потом он сказал: «И всё ещё…»

— Это было облегчение или радость?

— Конечно, я сначала выдохнул, а потом радовался.

— Дмитрий, ваша жизнь изменилась после этого боя?

— Моя жизнь сильно изменилась. Я чувствую, что и я немного изменился внутри. Я больше почувствовал это после боя с Зурдо Рамиресом. После боя с ним я думал, что всё было легче, намного легче, чем до боя с Канело. Я думал, что Канело — хороший сильный боец, действительно большая звезда, потому что каждый его бой такой. У меня был всего один бой на таком уровне, и я хорошо его провёл.

  • Бивол ответил Канело: «То категория, то лагерь, то рука…»

— Выглядит так, что вас чуть-чуть раздражает то, что бойцы постоянно говорят о спаррингах, рассказывают, как они хорошо боксировали с тобой в спаррингах.

— Знаете, каждый мой спарринг-партнёр имел успех в спаррингах со мной. Каждый. Спросите каждого, кто спарринговал со мной. Если кто-то скажет, что имел успех в спаррингах со мной, я скажу: «Да, конечно, имел». Потому что спарринги для меня это не бой. Это другое. Это практика. В некоторых спаррингах я просто хочу выбрасывать много джебов, не использовать правую руку. В некоторых спаррингах я просто стараюсь идти вперёд. Я просто практикуюсь. Иногда у меня получается, а иногда — нет.

— Вот что я нахожу интересным — начался первый раунд и вы сразу стали в центр ринга. Вы не отступали, вы просто застолбили свои ноги и сказали: «Вперёд, иди на меня!» Вы думаете это удивило его?

— Может быть, это был сюрприз для него. Потому что он говорил, что я убегаю от него и что-то ещё. Это было забавно. Но теперь я здесь, давай драться. Но это другое, потому что поединок имеет разные стратегии. Моя стратегия с ним была — идти вперёд, постоянно прессинговать.

— Вот, что я заметил: похоже, что после боя с Канело вы боксируете с большей уверенностью. Вы согласитесь с этим?

— Да. Немного соглашусь. Прежде всего, моя уверенность зависит от моих тренировочных лагерей. Если у меня был хороший тренировочный лагерь, тогда я уверен. Но в поединке с Канело я прошёл через большое давление. Давление СМИ, политическое давление, всё. Я чувствую что стал немного более зрелым что ли. Но моя уверенность на 90% зависит от проведённых тренировочных лагерей.

— Дмитрий, Канело сказал, что хочет реванш. Как вы к этому относитесь?

— Я говорил ранее, что мы можем обсудить реванш. Нет проблем. Я говорил со своим менеджером, я говорил со своим промоутером, я предпочитаю идти вперёд и драться за другие пояса. Но, конечно, это не такой плохой бой — подраться снова с Канело. Но если выбирать мне, то я предпочитаю драться за ещё один титул чемпиона.

— Это значит Артур Бетербиев. Таким образом вы хотите дать понять, что если бы выбор был за вами, то был бы первый Бетербиев. Это ваш приоритет.

— Тут дело не в именах. Тут дело в поясах. Сегодня это Бетербиев, завтра это может быть Ярд или кто-то другой.

  • «Мы это уладим». Арум очертил сроки организации боя Бивол – Бетербиев

— Ваша цель стать абсолютным в 79,4 кг?

— Конечно, каждый хороший профессиональный боксёр хочет стать абсолютным чемпионом.

— Хорошо, а если Канело принесёт намного больше денег, чем поясов, что более важно для вас?

— Пояса более важны, потому что с поясами я смогу заработать больше денег [смеются]. Конечно, я люблю деньги, но если я буду думать только о деньгах, я бы не был здесь тем, кем являюсь сейчас. Потому что я принимал много боёв, где я не зарабатывал много денег. Я просто принимал бой, потому что мне нужно было.

А что думаете Вы?!

Email адрес не будет опубликован.