«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков

Леонид Федун не раз заявлял: он готов сделать поклонников «Спартака» совладельцами клуба. Экс-генеральный секретарь РФС Анатолий Воробьев предлагает модель, сближающую фанатов с командой не только духовно, но и материально. Леонид Федун не раз заявлял: он готов сделать поклонников «Спартака» совладельцами клуба. Экс-генеральный секретарь РФС Анатолий Воробьев предлагает модель, сближающую фанатов с командой не только духовно, но и материально.

Владелец «Спартака» озвучил свой алгоритм перехода: акционирование, распродажа контрольного пакета болельщикам, допуск их к выборам президента и даже участие в трансферной политике. При этом собственные деньги Федун из клуба выведет, оставшись рядовым «спартачом».

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков1

Видимо, задумкам помешали два кризиса и пандемия. Хотя на самом деле — неготовность осуществить идею ввиду непредсказуемости последствий. Что ж, существует вариант-лайт, снижающий риски до минимума.

— Мысль, как ни странно, пришла в голову на примере носорогов, — рассказывает Анатолий Воробьев, за плечами которого работа генеральным директором «Динамо» и владение акциями бело-голубых.

— Ступаете на тонкий лед.

— Далек от прямых аналогий. Дочь работает в крупнейшем мировом агентстве Bloomberg и на днях поделилась информацией: Всемирный банк выпускает облигации, доходность которых будет зависеть от роста популяции черных носорогов в двух южноафриканских заповедниках в течение пяти лет. Вырастет численность животных — владельцы ценных бумаг получат доход. Нет — останутся владельцами облигаций общей стоимостью в 45 миллионов долларов.

— Прекрасно. Кто в этой схеме болельщики, кто «Спартак»?

— Будущие владельцы облигаций — болельщики, «Спартак» — носороги. В менеджменте российских клубов достаточно людей, разбирающихся в финансовых инструментах. Они понимают, что невозможно в наши дни рассчитывать только на доходы из бюджета и постоянно лукавить в рамках финансового fair play, завышая стоимость рекламных контрактов. Есть смысл пойти по «носорожьему» пути и обзавестись новым источником доходов.

Много говорится о том, что клубам нужно работать не только с фанатами, но и истеблишментом, поддерживающим команду. С людьми, составляющими серьезный интеллектуальный и финансовый потенциал. В информационном поле периодически вспыхивают «баттлы» вокруг того, у кого больше болельщиков, у «Зенита» или «Спартака», и у кого они более продвинуты. Самое время выяснить это путем вовлечения фанатов в финансовый оборот. Альянс клубов с банками предоставляет такую возможность. Достаточно выпустить облигации с соответствующей гарантией.

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков2

 — Чем облигации отличаются от акций, которые хотел передать в руки болельщиков Леонид Федун?

— Акции обеспечивают больший доход, но сулят больший риск. Облигации — менее опасный актив. Хозяев клубов беспокоит активное участие в управлении болельщиков с голосующими акциями, которое может привести к смене руководства. Облигации же станут компромиссным инструментом: с одной стороны, они прочно привяжут болельщиков в клубу и его результатам, например, набранным очкам, рейтингу УЕФА или другими индикаторам развития. С другой стороны, люди получат возможность вложить деньги в ценные бумаги, обеспеченные крупным банком.

— Каким образом облигации будут связаны с результатами, рейтингами и вот этим всем?

— Через доход. Банк может выпустить бумаги с плавающим купоном, то есть процентной ставкой. Фиксированная часть в любом случае обеспечит покрытие инфляции, чтобы вложения не были себе в убыток. Если же результаты клуба вырастут, как популяция носорогов, переменная составляющая купона обеспечит более высокий доход. В результате клуб получит финансовую поддержку, болельщики — обладание активами серьезных структур. Никто ведь не сомневается в устойчивости таких банков, как ВТБ, ВЭБ или «Капитал». Купить облигацию — все равно что положить деньги на депозит, только приятнее. Одновременно у людей возникнет чувство личной сопричастности, поскольку деньги, собранные клубом, пойдут на покупку хороших игроков или поддержку собственной академии, которая вырастит хороших игроков.

— У вас были в советское время облигации 3-процентного внутреннего займа?

— У родителей были.

— У моих тоже. Денег за них, не говоря о доходах, вернуть не удалось. Велика с тех пор вера народа в облигации?

— Развал СССР стал потрясением для финансовой системы. Здесь же речь о конкретных коммерческих организациях с юридической ответственностью и высоким рейтингом. Общаюсь с болельщиками, преподаю студентам: народ сейчас финансово грамотный, очень многие готовы чуть ли не требовать подобных предложений в футболе. По аналогии с западными клубами, уже освоившими этот метод.

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков3

— Например?

— В 2010 году облигации выпустил «Кельн». Таким же способом сумел собрать 32 миллиона евро «Шальке». Через год общая стоимость займа выросла на 15 миллионов, это значит, что каждая облигация поднялась в цене. В 2017 году «Интер» продал бонды (те же облигации) на 300 миллионов евро. Обязался накинуть при возврате около пяти процентов, и это гораздо меньшая потеря, чем если бы клуб привлек финансирование из других источников. Схожие эмиссии предпринимали «Ювентус» и «Рома».

Не так давно «Гамбург» выпустил семилетние бонды стоимостью 17,5 миллиона евро со ставкой купона 6 процентов. Номинал одной бумаги — 100 и 250 евро. Таким образом клуб рефинансировал выпуск облигаций 2012 года, доход от которых пошел на детско-юношескую школу. Бонды были распроданы за 17 дней.

Существует международная биржа, позволяющая фанатам полноценное финансовое участие во многих процессах, включая операции с акциями и облигациями разных клубов. Токены, блокчейн, криптовалюта, защита от мошенничества, электронный кошелек — пользователям предлагается сильный финансовый продукт. Тем временем «Брюгге», «Аякс», дортмундская «Боруссия», «Ювентус» и «МЮ» вышли на IPO, их акции торгуются на бирже. Это не совсем про облигации, но суть та же — дополнительный доход за счет болельщиков.

— Есть у нашего народа деньги на такие забавы?

— Денег достаточно. По данным московской биржи, в 2020 году на фондовый рынок пришли 5 миллионов новых инвесторов, объем торгов акциями почти вдвое превысил показатели 2019 года. В России сейчас инвестиционный бум. При этом надо учитывать особенность футбольных ценных бумаг. Для большинства они станут не способом заработка, а возможностью поддержать любимый клуб. Люди повесят облигацию, условно, в рамке над кроватью и будут жить предвкушением того, что если их клуб добьется определенных результатов, помимо морального удовлетворения случится еще и материальное.

Конечно, многое основано на доверии. Но и понимании: облигация — не финансовая пирамида Мавроди, а честная финансовая сделка. У меня есть интереснейшая книга «Век акций, рент и облигаций», это слова из стихотворения Блока. Там описано, как в Российской империи за счет бондов поднимались нефтяная промышленность, железные дороги, кондитерское производство, издательское дело. Облигации — эффективный рыночный инструмент, убитый, к сожалению, советской властью и плановой экономикой. К тому же он понятнее, чем нервный рынок акций, и больше подходит людям, имеющим общее представление о ценных бумагах. Можно только догадываться, почему меняется стоимость акций той или иной компании. Бонды же прозрачны: набрал клуб определенное число очков — получи оговоренный процент. Волатильность облигаций ниже, а стимул в виде гарантированного дохода все равно присутствует.

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков4

— Объясните такую вещь. Собрали устроители деньги на носорогов или помощь клубу. Из каких источников они станут возвращать заём и проценты?

— Банки умеют обращаться с деньгами. Часть средств, допустим, уйдет непосредственно на носорогов. Другая часть на привлечение благотворителей. Третья будет пущена в оборот для получения прибыли. В том числе на международных фондовых рынках, чего частные лица не могут себе позволить. Футбол в этом смысле более защищен: если носороги ничего кроме экскрементов не производят, то клубы все-таки растят игроков и продают зрелище. Заём позволит им прочнее встать на ноги и увеличить доходность.

Да, облигации могут падать в цене из-за неудачных выступлений. Но и расти тоже. Ответственность менеджеров перед болельщиками-кредиторами становится в таких условиях материальной, а не эфемерной. Это и есть инструмент управления клубом со стороны фанатов.

Важно понимать, что облигации станут покупать люди разной обеспеченности. С теми, кто вложит миллионы, у клуба будут безукоризненные банковские отношения. Владельцы же нескольких бондов наверняка отнесутся с пониманием к небольшой задержке в выплатах, особенно если клуб сопроводит это убедительным письмом и посвятит людей в свои планы. Для них благополучие команды и сопричастность важнее пары сотен рублей. Заодно кресла ломать перестанут, превратившись некоторым образом в их совладельцев.

— Облигацию можно будет обменять на деньги в любой момент?

— У этих бумаг всегда есть срок погашения, но они имеют свободное хождение на вторичном рынке. Болельщик может получить какой-то доход и потом продать облигации, при этом к моменту погашения их цена обычно растет. Или «Спартак» купил Промеса — такое тоже увеличивает стоимость активов. После перехода Криштиану в «Ювентус», например, клубные акции подскочили в моменте на 27 процентов. Болельщики получат возможность анализировать деятельность клуба и, исходя из этого, совершать действия на рынке ценных бумаг. Параллельно они обретут точный индикатор эффективности менеджмента: падают котировки — плохая работа, растут — хорошая.

— Будут ли доходы от продажи облигаций релевантными с точки зрения финансового fair play?

— Безусловно. Это и есть рыночная деятельность, позволяющая латать прорехи в клубном бюджете. В отличие от сомнительных спонсорских контрактов, когда надпись на футболках превышает мыслимые пределы. Для лицензирования деньги, полученные от болельщиков, только в плюс. Как и для государства, финансирующего в России профессиональный футбол. Заодно клуб проверит на лояльность фанатов. От них часто исходит критика — пусть теперь поддержат рублем. Хорошая разминка перед грядущим акционированием клубов.

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков5

— Лояльность уже проверяли, размялись на «Амкаре». Болельщики собрали деньги на спасение: хватило на билборд и уборку снега.

— Реальность, увы, такова, что кредитоваться у собственных фанатов могут только клубы из богатых регионов, остальным уровень жизни не позволяет. Возможно, получили бы осязаемую поддержку «Урал», «Крылья», «Сочи», «Краснодар», «Ротор». И большая четверка, конечно: «Зенит», ЦСКА, «Спартак», «Динамо». Важно, чтобы за клубом стояли серьезные финансовые структуры, а не временщики из администрации, дающие гарантии на салфетке.

Кстати, и на Западе далеко не все могут позволить себе выпуск облигаций. Серьезно котируются на биржах 22-25 клубов. Однако надо с чего-то начинать. Мы были когда-то носителями передовых тренерских методик, предложили УЕФА систему лицензирования, легшую в основу финансового fair play, разработали индексы развития, из которых в Ньоне родилась программа GROW, выпустили вакцину. Вряд ли выпустить облигации сложнее.

— Каждая из них должна быть не очень дорогой, чтобы ее смогли купить люди невысокого достатка, верно?

— Абсолютно. Хотя если вы захотите купить в России акции «МЮ», минимальный лот потянет на 50 тысяч долларов. Дороговато для рядового инвестора, мягко говоря. Нашим клубам целесообразно ориентироваться на 500 или 1000 рублей за один бонд.

— Как бы при такой цене их не стали называть «Манька-облигация».

— Неважно, лишь бы поведением отличались в лучшую сторону.

— Если бы сейчас все клубы РПЛ выпустили облигации, какие купили бы?

— Разумеется, «Динамо». Во-первых, в 90-х я принимал участие в его акционировании. Во-вторых, ВТБ очень надежный банк, в отношениях с ним есть перспектива. В-третьих, Захарян, Тюкавин, Грулев, Евгеньев, Шварц и другие дарят надежду на то, что при толковом менеджменте «Динамо» в ближайшие три года станет чемпионом России.

«Если спасают носорогов, почему не выручить «Спартак»?» Объясняем, как владельцам клубов вовлечь в финансирование болельщиков6

— Какую сумму готовы потратить?

— Сначала ознакомился бы с проспектом эмиссии, оценил бы доходность по плавающему купону, программу расходования заемных средств, всякие сложные показатели вроде, извиняюсь, EBITDA. Купил бы не только сам, но и выступил бы финансовым консультантом для друзей в плане доходности. К слову, и ВТБ, и «Капитал», и «Газпромбанк» уже выпускают облигации, просто они не связаны с футболом. Если клубы займутся этим вопросом, думаю, смогу потратить месячную пенсию.

— Это сколько?

— 22 тысячи рублей. Но если молодежка выиграет чемпионат Европы и Захаряна признают лучшим игроком, буду готов расстаться с годовой пенсией.

А что думаете Вы?!

Email адрес не будет опубликован.