Эрдоган вновь расчехлил ятаганы

Турецкая военно-морская база появится в скором времени в ливийском городе Мисурата. Соответствующее соглашение было подписано по итогам переговоров глав Минобороны Турции и Катара (Хулуси Акара и Халида ибн Мухаммад аль-Аттии) с лидером Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаизом Сараджем.

Встреча представителей высшего военного командования союзников, как сообщает телеканал «Аль-Арабия», прошла 17 августа в аэропорту Триполи.

На ней стороны договорились, что в Мисурате будет создан трехсторонний военный координационный центр. Кроме того, в рамках соглашения катарские военные советники отправятся в Ливию для обучения ливийских военных. Вдобавок Ливии будут предоставлены места в турецких и катарских военных училищах.

Соответствующие меры, как отмечается, приняты для «повышения боеготовности воинских подразделений, подчиняющихся Правительству национального согласия».

Напомним, после убийства ливийского лидера Муаммара Каддафи в 2011 году в стране фактически царит двоевластие. Параллельно существуют два органа исполнительной власти — Правительство национального согласия Сараджа в Триполи. И парламент — в Тобруке, который поддерживает Ливийская национальная армия фельдмаршала Халифы Хафтара.

Турция выступает на стороне Сараджа, с которым в ноябре прошлого года подписала меморандум о военном сотрудничестве. И именно при ее активном участии триполитанскому правительству удалось вернуть контроль над ранее захваченными Ливийской национальной армией территориями.

Понятно, интересы Анкары в Ливии далеко не альтруистические. Они связаны, прежде всего, с желанием приобщиться к крупнейшим в Африке запасам ливийских углеводородов, чтобы потом контролировать их потоки.

Но в чем интерес Катара — одного из главных мировых экспортеров газа — в таком альянсе? А также как создание этого тройственного союза может сказаться на противостоянии в Ливии и на ситуации в ближневосточном регионе в целом?

— Действительно, Турция имеет союзнические отношения с правительством Сараджа и уже много лет развивает с ними сотрудничество, в том числе, в военной и военно-технической области, — напомнил востоковед, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Станислав Иванов. — Что касается тройственного союза и появления в нем Катара, то Катар является союзником Турции в регионе. Между Дохой и Анкарой тоже есть договор о сотрудничестве в военной сфере. Катар даже предоставил Турции возможность создать на своей территории военную базу.

«СП»: — Именно из-за этой базы турецкой и из-за того, что Катар поддерживал отношения с Ираном, он ведь чуть было не стал изгоем в арабском мире?

— Тут ситуация двойственная. Катар все-таки является членом Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Так называемой арабской «шестерки» монархий Персидского залива. Катар из этой региональной организации не выходит, он там присутствует. Но это не мешает ему строить свои особые отношения с Анкарой.

И в то время как, допустим, ОАЭ и Египет помогают Хафтару в Ливии, Катар на стороне Турции помогает Сараджу. То есть, монархии Персидского залива оказались в Ливии как бы по разные стороны баррикад.

В общем, сейчас там — и в арабском мире, и среди «шестерки» этих стран — отмечается раскол. Буквально на днях ОАЭ при посредничестве США заключили (некоторые эксперты называют его историческим) соглашение с Израилем. Это уже третья арабская страна, но первая из «шестерки» монархий, которая признала Израиль и пошла с ним на сотрудничество.

Катар по отношению к Израилю занимает другую позицию — здесь он на стороне Турции. Кстати, и Анкара, и Доха уже осудили это соглашение. Но наиболее резко высказался Иран.

Вот тут как раз наблюдается тот самый раскол в рядах арабов и рядах монархий. И Турция пытается на свою сторону привлечь хотя бы часть арабских государств. Поскольку в Сирии она тоже воюет с правительством Асада. Там, с одной стороны, амбиции неоосманской империи Эрдогана. С другой — амбиции шиитской экспансии Ирана в регионе.

И они поневоле сталкиваются. Ведь Турция и в секторе Газа сейчас пытается перехватить инициативу влияния на ХАМАС. В Стамбуле уже несколько лет открыто представительство этой организации, которое Израиль не раз просил закрыть. Там выдаются турецкие загранпаспорта функционерам ХАМАС. Они ведут вербовку, получают финансовые средства и т.д.

По сути, Турция становится базой радикальных палестинских группировок, которые воюют с Израилем.

Ну, а монархии Персидского залива сейчас склоняются к тому, что «хватит помогать этим палестинцам», которые десятки лет фактически выкачивают из арабов деньги и препятствуют их поступательному развитию. И они пошли, вслед за Египтом и Иорданией, на сотрудничество с Израилем.

Речь об Эмиратах, но, очевидно, этот процесс может продолжаться. На очереди — Бахрейн. Он заявил о поддержке этого соглашения. Не исключено, что и с Эр-Риядом это согласовано. Потому что, как известно, по каналам спецслужб уже были такие контакты — Израиля с Саудовской Аравией.

А Катар, он как бы занимает особое положение. Он и с Ираном старается сохранить нормальные отношения, и с Турцией — заигрывает. Альянс Катара с Турцией, думаю, тоже инициатива Анкары.

«СП»: — Но в чем здесь интерес Турции?

— В том, что сейчас она ищет как можно больше региональных союзников в арабском мире. Из-за действий Турции в Средиземном море, где она проводит разведку на континентальном шельфе, у нее сейчас назревает серьезный конфликт не только с Кипром и Грецией, но также с Израилем. И, безусловно, Катар здесь для Турции является некой попыткой уравновесить силы в регионе.

Опять же, Сарадж тоже заинтересован в том, чтобы у него было больше сторонников. Потому что тут «нависает» Египет — одна из крупнейших арабских стран на стороне Хафтара. И те же Эмираты, которые поставляют ЛНА оружие (наши «Панцири» и все прочее).

«СП»: — Как я понимаю, Франция тоже может серьезно помочь противнику Эрдогана в Ливии, учитывая, что отношения между этими странами НАТО переживают сейчас далеко не лучшие времена?

— Безусловно, Франция — на стороне Греции. И Франция армию Хафтара в какой-то мере поддерживает. Поэтому каждая из сторон ищет союзников региональных, чтобы усилить свои позиции.

Эрдоган, у которого сейчас и внутри-то не очень прочное положение, стремится добиться хотя бы каких-то успехов на внешнеполитической арене. В частности, в Сирии. Но в Сирии он увяз пока. Да, есть плацдарм, есть влияние на оппозицию. Он даже пытается на севере создавать альтернативную Асаду армию, органы власти и т.д. на базе арабов-суннитов, туркоманов. Но силенок для того, чтобы прийти к власти, допустим, в Дамаске, у него явно не хватает. Ни Россия, ни Иран ему Асада не отдадут.

А в Ливии он оказался в более выгодном положении. Все-таки ПНС официально признано, его поддерживает ООН.

Поэтому здесь Эрдоган, как он считает, оказался на стороне официальных властей Триполи. Он почувствовал силу, почувствовал, что может подписывать любые соглашения, делить греческий шельф и даже повлиять на кипрские дела. Короче, закусил удила. И притянул к себе Катар.

А Катар, хоть и небольшая страна по населению, по размерам, но этот «карлик», один из основных производителей и экспортеров сжиженного газа на мировом рынке.

Естественно, что от него много зависит. Плюс ко всему у Катара есть возможность влиять на тех же палестинцев в секторе Газа. Он нужен Эрдогану — и как союзник, разместивший у себя военную базу, и как «кошелек», и как такой «прорыв» в арабский мир.

Другое дело, что арабский суннитский мир — Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия, Бахрейн и остальные, — они все видят в Эрдогане с его радикальными исламистскими группировками угрозу. Поэтому пытаются сплотиться и даже идут на союз с Израилем. Но тут «слабым звеном» у них оказался Катар, который заигрывает и с Ираном, и с Турцией.

«СП»: — На ливийских событиях как может отразиться союз Турции и Катара?

— Надо посмотреть. Потому что, с другой стороны, и Франция, и Египет, и Эмираты, и, в конце концов, Россия не отказываются от негласной поддержки того же Хафтара.

Я не скажу, что там цугцванг, когда любой шаг только ухудшает положение, но ситуация патовая. То есть, ни одна из сторон не может одержать победы, и страдает ливийский народ. Гражданская прокси-война чужими руками, она продолжается. Эрдоган вербует и посылает туда тех же сирийских радикалов из Идлиба, которые остались не у дел после последнего Тартуского соглашения. Он несколько тысяч уже перебросил боевиков. Думаю, что и Катар даст деньги на каких-то наемников, которые туда будут заброшены.

Турецкие корабли подходят к Ливии чуть ли не в готовности открыть огонь. Не случайно и беспилотники свои они туда перекинули — помогли Сараджу оттеснить войска Хафтара и захватить ряд ключевых пунктов.

Будем наблюдать, что дальше… Но в любом случае, это не способствует миру в регионе. Это, наоборот, подпитывает вооруженный конфликт, и неблагоприятно сказывается на всей ситуации на Ближнем Востоке — на стабильности и безопасности.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.