Экономист рассказал о последствиях изменений в налоговом соглашении с Кипром

Россия пересмотрит условия двойного налогообложения. Кипр согласился на условия России по увеличению налога на дивиденды и проценты при выводе на зарубежные счета. Что это значит, телеканалу «МИР 24» рассказал президент Центра экономики инфраструктуры, кандидат экономических наук Владимир Косой.

— Для российской экономики насколько это важное событие?

Владимир Косой: С учетом того, что Кипр всегда был одной из гаваней, где российский бизнес совершал сделки в английском праве, это достаточно серьезный шаг. Основная идея, почему российские компании работали через Кипр последние годы с учетом того, что Кипр фактически перестал быть оффшором еще несколько лет назад, это именно то, что на Кипре действует английское право. Оно позволяет заключать любые акционерные соглашения, российские компании именно поэтому держались за Кипр.

— Бюджет России из-за двойного налогообложения с Кипром какие-то потери нес?

Владимир Косой: С учетом того, что часть средств оставалась на Кипре, и они были непрозрачны для бюджета Российской Федерации, да, какие-то потери были, но рассматривать, что будет радикальный пересмотр поступлений в бюджет Российской Федерации, я бы не стал.

— В связи с новыми договоренностями часть бизнеса вернется в Россию?

Владимир Косой: По поводу возвращения бизнеса в страну я бы в большей степени смотрел на трансформацию акционерного законодательства в российском праве, нежели на вопросы, связанные с налогообложением, потому что Кипр последние годы не был особо привлекателен с точки зрения налогообложения. Основная идея была в следующем: когда подписываются акционерные соглашения в английском праве, прецедентном праве, можно вносить в эти соглашения любые условия: золотые акции, всевозможные соглашения, ограничивающие или, наоборот, дающие какие-то преимущества тем или иным акционерам.

Это невозможно в российском праве, и именно это было в первую очередь интересно крупному российскому бизнесу. Поскольку акционерное законодательство российское тоже претерпевает определенные трансформации, и мы тоже движемся в направлении того, что в российском праве можно будет подписывать акционерные соглашения, которые являются более важными в международной практике, нежели другие учредительные документы. Если эта трансформация дальше будет идти, то российский бизнес в большей степени будет больше привязан к России.

— Специальные административные районы в Приморье и Калининградской области. Можно рассчитывать, что они станут центрами, где будут проводиться подобные сделки?

Владимир Косой: Одна история, что это особые налоговые режимы, которые сейчас представляют ряд российских зон, и другая история – юридический режим предоставляется в той или иной зоне. Что касается экономических вопросов, то для российских компаний на сегодняшний день российское законодательство является достаточно интересным, если мы его сравниваем, допустим, с режимами ЕС. Кипр не был оффшорной гаванью, где можно было всерьез укрыться от налогов, есть другие юрисдикции – Джерси, Панама и т.д.

Если шла речь о налоговых вопросах, российские компании старались действовать через эти юрисдикции, потому что Кипр работал в режиме нормальной европейской страны последние годы. Оставались возможности налоговых льгот для давно зарегистрированных компаний до вхождения Кипра в Евросоюз, но они были сняты. Идеи Кипра – это не налоговый рай, это как раз юрисдикция, в которой ты можешь подписывать такое акционерное соглашение, которое удобно, интересно тебе.

Вы знаете, что сейчас на слуху разбирательства по поводу «Норильского никеля». Противоречия, которые возникают между группами Потанина, между группами Дерипаски. Вот как раз такие соглашения, которые подписывались Потаниным, Дерипаской, Абрамовичем, их можно подписать в английском праве, и дальше их разногласия будут рассматриваться в Высоком суде Лондона, и именно к этому в первую очередь они стремились, а не к тому, чтобы сократить налоговые выплаты.

— С какими странами могут пройти такие переговоры, как этот список может расшириться?

Владимир Косой: Для российских компаний наиболее распространенными местами совершения сделок, подписания акционерных соглашений являются Нидерланды, Кипр, Люксембург, Великобритания. С учетом того, что весь мир становится прозрачнее, так или иначе все страны, в отношении которых Россия предлагать в той или иной степени сделать более прозрачным систему налогообложения, пойдут навстречу Российской Федерации.

В мире не осталось возможности для тех или иных юрисдикций, в том числе для таких карликовых государств как Монако, для них практически не осталось возможности не отслеживать такие вопросы как наличие и координаты конечного бенефициара – то, что было достаточно популярно раньше, Швейцария, Монте-Карло, Монако. Они шли на то, чтобы скрывать конечных бенефициаров того или иного бизнеса. Сейчас с учетом Базельских соглашений, других регуляторных вещей, связанных с деятельностью Центральных банков, с отслеживанием финансирования терроризма, отмывания денег и прочего – все это законодательство по всему миру трансформируется. Поэтому, несмотря на то, что у нас могут быть сложные отношения с теми или иными странами политические, тем не менее, в части прозрачности налоговой системы я уверен, что все договоренности с любой страной, с которой Россия будет вступать в переговоры, будут достигнуты.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.