Deník N (Чехия): «В отношениях с Россией открылся ящик Пандоры.

Россия выслала двух чешских дипломатов в ответ на недавнюю высылку двух сотрудников российского посольства, личные разногласия которых подняли на ноги спецслужбы, полицию и переполошили политиков. Посол Чехии в России Витезслав Пивонька (Vítězslav Pivoňka) говорит, что отношения с Россией очень плохие, но после сегодняшних событий, по его словам, «рициновое дело» можно считать завершенным.

Deník N: В какой атмосфере проходила сегодняшняя встреча в Министерстве иностранных дел в Москве, где вам сообщили о высылке двух дипломатов в ответ на высылку двух сотрудников российского посольства в Праге из-за «рицинового дела»?

Витезслав Пивонька: Я должен констатировать, что переговоры прошли на высоком профессиональном уровне, конструктивно и, учитывая ожидаемую тему, жестко.

— Как вы полагаете, приведут ли высылка двух российских дипломатов и споры вокруг Конева к другим российским шагам в отношении Чехии? Могут ли вообще наши взаимоотношения обостриться еще больше?

— Я надеюсь, что уже нет. Высылка в дипломатии — крайняя мера, и будем надеяться, что мы достигли пресловутого дна, от которого в будущем оттолкнемся и начнем подниматься. Этому должны способствовать двусторонние консультации, подготовка к которым сейчас ведется.

Сегодняшнее решение положило конец этой истории. Всегда работает принцип действия и ответа. Посмотрим, как будут развиваться наши взаимоотношения, но хотелось бы вернуться к формуле, о которой мы говорили еще год назад и согласно которой мы будем развивать двусторонние, взаимовыгодные отношения.

— Что в МИДе РФ сказали вы?

— Обе стороны уже прокомментировали это дело как на политическом, так и на дипломатическом уровне. Публично и непублично. Именно мы теперь закрыли эту тему. Российская сторона изложила мне свою позицию, а я повторил позицию чешской стороны, на которой решение о высылке принималось на уровне премьер-министра, министра внутренних дел и министра иностранных дел. Таким образом, мы повторили уже известные обеим сторонам вещи и тем самым закрыли тему персон нон-грата.

— Обсуждали ли вы на переговорах и споры вокруг памятников?

— Мы обсудили вопросы, которые будут внесены в повестку чешско-российских консультаций. Там будут высказываться мнения. Сейчас от политиков и общественности мы слышим самые разные мнения по разным вопросам. Однако не в моей компетенции предсказывать, как будут проходить эти переговоры.

— Вы говорили о возможности передать демонтированный памятник маршалу Коневу Российской Федерации?

— О Коневе на этой встрече речи не шло. Мы беседовали о готовящихся двусторонних консультациях наших министерств. О Коневе упомянули только тогда, когда я уже вышел с переговоров и перед зданием министерства меня ожидали несколько журналистов. Меня спросили, коснутся ли на консультациях вопроса о памятнике маршалу Коневу. Я ответил, что, по-видимому, да, поскольку мне известно, что такие исторические вопросы, как о памятнике маршалу Коневу, являются краеугольными для российской стороны.

— Как бы вы охарактеризовали нынешние чешско-российские отношения?

— Мы попали в ситуацию, когда открылся ящик Пандоры. Речь идет о вопросах, которые существовали в наших отношениях со времен распада Чехословакии и Советского Союза. Таким образом, мы занимаемся не только современной, но и историко-политической повесткой. Я надеюсь, что мы приближаемся к некой переломной точке, пройдя которую начнем налаживать наши отношения и решать давно назревшие проблемы одну за другой.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.