23 стейка и 43 воробья: Как создавалась «Академия Амбрелла»

Сегодня расскажем, как создавалась «Академия Амбрелла». Осторожно, могут быть небольшие спойлеры ко второму сезону (но ничего принципиально важного для сюжета).

Второй сезон сериала «Академия Амбрелла» по комиксу Джерарда Уэя и Габриэля Ба более двух недель продержался в Топ-10 «Нетфликса» (а это уже рекорд, кстати, для художественного сериала). Истеричная, загадочная, по-хорошему странная история о дисфункциональном семействе, которое постоянно пытается спасти мир от самих себя (без них он очевидно будет спокойнее), заслуженно завоевала свою популярность. Здесь и актёрская игра, и сценарий, и диалоги, и музыка, и масса пасхалок — всё работает в пользу шоу. И это тот случай, когда второй сезон вышел даже лучше первого. Как это было и в комиксах, «Сюита Апокалипсиса» — лишь предисловие к основному действию, тогда как в «Далласе» герои уже раскрываются по-настоящему. Жаль только, что Хейзел и Ча-ча больше не вернулись (впрочем, первый сезон и так им дал много больше внимания, чем комикс).

Зонтики и Воробьи

Джерард Уэй в первую очередь известен миру как лидер группы My Chemical Romance. А ещё он с детства очень любит комиксы. В мире гиков Джерард Уэй известен как автор «Академии Амбрелла» и «Рокового патруля» (снова странные супергерои), а ещё у него есть музыкальная группа. Музыка и комиксы сошлись для Уэя в альбоме концептуальном альбоме «Danger Days: The True Lives of the Fabulous Killjoys», в продолжение которого Уэй позже выпустил комикс. Ещё было два клипа о реальной жизни (и смерти) легендарных кайфоломов, и в качестве злодея в них снялся Грант Моррисон, друг и кумир Уэя, а ещё автор лучшего периода «Рокового патруля».

Но ещё до кайфоломов, до распада группы и до работы над «Роковым патрулём», во время тура Black Parade, в перерывах между концертами — в автобусах, гостиницах и самолётах Джерард Уэй написал «Сюиту Апокалипсиса», первую книгу серии «Академия Амбрелла». И это очень музыкальное произведение. Кстати, его мелодичность удалось без потерь перенести на экран, и у нас есть плейлист.

Сегодня изданы три книги серии — «Сюита Апокалипсиса», «Даллас» и «Отель Забвение», а также несколько рассказов. Кроме того, Уэй работает над спин-оффом — историей Клауса, а также над четвёртой частью основной серии. Она будет называться «Академия Спэрроу» (и если вы смотрели второй сезон, то знаете почему).

Комикс и сериал похожи друг на друга только в общих чертах. Для переноса графического романа на ТВ градус безумия пришлось заметно снизить, но характер персонажей и некоторые основные детали сюжета удалось сохранить. Джерард Уэй явно экранизацией доволен, а мы получили два одинаково прекрасных произведения, не противоречащих, а скорее дополняющих друг друга.

Лютер и 23 стейка

Во втором сезоне «Амбреллы» можно заметить множество отсылок к оригинальному произведению. Например, в комиксе Клаус как правило парит над землёй (и в целом его способности не ограничены болтовнёй с мёртвыми). В сериал левитацию решили не переносить, зато там есть момент, где его на руках держит Бен (для окружающих это выглядит как левитация).

В комиксе Лютер в какой-то момент впадает в депрессию и постоянно ест, из-за чего в итоге заметно набирает вес. В сериале также можно обратить внимание на то, что Космобой постоянно что-то жуёт. Кстати, во время съёмок одной из сцен в сюжетной линии «Далласа» Тому Хопперу, играющему Лютера, пришлось съесть 23 стейка — на каждый дубль по стейку. Он ещё забрал немножко с собой — перекусить.

Говорящая золотая рыбка, возглавляющая Комиссию во втором сезоне, также была боссом Номера Пять в комиксе. И судьба, кстати, у него та же — только в комиксе и в сериале её решают разные персонажи.

В бумагах Харгривса в сериале можно заметить упоминание телеватора — этот прибор для телепортации был в оригинальном комиксе. Правда, сломался. В сериале его только упоминают. Кроме того, с первых страниц комикса сообщается, что сэр Реджинальд Харгривз — инопланетянин. В сериале мы узнаём, какой именно (вам понравится).

Юбка для Клауса

Кристофер Харгадон работал над костюмами для сериала и, по его словам, лучшим в этой работе — это был перенос эксцентричных и странных героев со страниц комикса на экран. Сложнее всего пришлось с Лютером (Номер Один). В жизни Том Хоппер стройный и поджарый, так что на него пришлось для съемок надевать резиновый волосатый торс, чтобы добиться нужного эффекта. И уже поверх него надевалась одежда. В комиксе Лютер постоянно носит что-то вроде огромного скафандра с подгузником. Естественно переносить это в сериал не стали, ограничившись массивным телом космической обезьяны в нормальной одежде.

Клаус в романе постоянно одет во всё чёрное и ходит босиком. В сериале от этого отказались — Харгадон решил нарядить персонажа в совершенно безумные шмотки. И Роберт Шиэн выглядит в них великолепно. По словам костюмера, Шиэн признался, что в жизни он часто носит женскую одежду, потому что она ему больше подходит, и это решили использовать в шоу. Поэтому в первом сезоне в какой-то момент Клаус и вовсе щеголяет в юбке.

Персонажа Куратора в комиксе нет, так что для неё образ придумывали с нуля. Изначально Кейт Уолш хотела сыграть в образе домохозяйке 50-х, но он уже был занят Грейс (мама-робот). Тем не менее Уолш получила свои отсылки к 50-м, хотя и в легком стиле садомазо.

Танцы в кукольном доме

Для создания Пого специалисту по визуальным эффектам Эверетту Барреллу пришлось обратиться к новозеландскому супервайзеру из Weta Digital Крису Уайту. И на то был вполне логичные причины — Weta работала над «Планетой обезьян» и «Кинг-Конгом». Если вам нужен примат в качестве одного из персонажей, то к кому ещё идти как не к главным по ребятам по оживлению приматов. Кстати, это был первый раз, когда Weta взялась за работу над сериалом. Сложность была в том, чтобы органично вписать разумного примата в окружение. Пого — не диковинка, не чудовище, не волшебное существо, а просто один из персонажей, и он никак не должен выбиваться. Играли примата сразу два человека — Кен Холл ростом 1,45 метра играл тело Пого (с него снимали все движения), а Адам Годли отвечал за мимику и голос персонажа.

Чтобы показать танец семьи Харгривз в первой серии первого сезона, каждого персонажа снимали отдельно на фоне зелёного экрана, потом их всех перенесли на трёхмерную модель особняка. Получился кукольный домик в разрезе.

И про воробьёв — во втором сезоне сериала спрятано 43 изображения птиц, в честь 43 детей, рождённых 1 октября 1989 года. Здесь можно посмотреть полный список, с картинками. Или ищите сами. Это важно.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.