Ветеран ФСИН рассказал, что ждет Ефремова в колонии

Заслуженному артисту России Михаилу Ефремову, признанному виновным в смертельном ДТП, вряд ли будет сладко в колонии. Однако весь срок он может и не отсидеть, выйдя по УДО (условно-досрочное освобождение — прим. «ВМ»). Такое мнение в интервью «Вечерней Москве» высказал полковник внутренней службы в отставке, ветеран ФСИН Василий Макеенко, рассказавший также о том, как вести себя новому осужденному в непривычной для него среде.

— Как известно из приговора Пресненского суда Москвы, Михаила Ефремова определили в колонию общего режима на восемь лет. Какой контингент там содержится и что ждет артиста?

— Общий режим — это люди, впервые совершившие преступления, не тяжкие и не особо тяжкие. Ему не придется сидеть с матерыми рецидивистами. Колония — это не тюрьма. Она состоит обычно из двух частей: жилая зона и производственная. Сейчас, к сожалению, обеспечить работой всех не удается. Работает только треть заключенных. Проживание по отрядам, 100–120 человек. Это не камеры, а общежития, где на каждого заключенного выделено два квадратных метра жилого пространства. Если арестанты не работают, то они заняты на внутренних работах — готовка, уборка. С ними также проводится воспитательная работа, они могут посмотреть телевизор в специальных «красных уголках». Прямо в каптерке хранятся вещи. Питаются осужденные в столовой, куда их выводят поотрядно. По сути, это тот же пионерский лагерь, только нельзя никуда выходить.

— Как представители творческих профессий, люди с тонкой душевной организацией переносят условия общего режима?

— Конечно же, плохо. Они привыкли к более свободному образу жизни, к значительно меньшему количеству запретов с учетом их натуры. Самое тяжелое, как мне кажется, что будет у Ефремова, — необходимость человеку, привыкшему к вседозволенности, подчиняться какому-нибудь начальнику отряда в звании старшего лейтенанта, максимум, майора, соблюдать режим, официальные требования внутреннего распорядка и неофициальные, которые сложились в арестантской среде. Но я надеюсь, что ему найдут посильную работу, учитывая возраст, хоть и не самый преклонный, тем не менее, ему шестой десяток, с учетом его творческой натуры. Может, как [экс-министр экономического развития России Алексей] Улюкаев, будет библиотекарем. Но это не значит, что с него будут пылинки сдувать или облизывать. Разумеется, нет. Так что ему придется свои богемные привычки засунуть куда-нибудь подальше. И если он хочет получить УДО, то как-то надо стараться все соблюдать. А если будет фордыбачить, то получит и взыскания, и штрафной изолятор. Но я не думаю, что он будет сильно упорствовать и дойдет до помещения камерного типа, но, однако, есть такие прецеденты, когда творческие личности закусывают удила и начинают бодаться с администрацией.

— А сможет ли он проявить себя, занимаясь творческой самодеятельностью в тюрьме?

— Если адаптируется к обстановке, его творческий потенциал обязательно используют. Сможет постановки какие-нибудь ставить, сам играть. Наши футболисты [Александр] Кокорин и [Павел] Мамаев тоже ведь участвовали в спортивной жизни своей колонии, а тут похожая история. Это не такие лютые застенки. Надо находить общий язык с людьми, которые, может быть, раньше казались негодящимися в подметки. Потому что к этим условиям они оказались более адаптированными и в арестантской иерархии по статусу могут стоять выше некоторых народных артистов. Здесь, как на фронте, где у вполне простых гражданских людей проявляются командирские таланты. Я надеюсь, что Ефремов свою гордыню отринет, осознает, что испытание дано ему не просто так. А учитывая, что это еще только приговор первой инстанции, думаю, ему пару годиков скостят. По УДО он сможет выйти, отсидев половину срока, то есть реально просидев года три.

— А есть ли в колониях какое-то особое отношение к людям, совершившим аварии со смертельным исходом?

— Нет. Надо понимать, что там будут отбывать наказание люди, которые тоже далеко не ангелы: и воры, и грабители, такие же, как он дэтэпэшники. Поэтому да, придется постоять по стойке смирно и забыть свои богемные замашки.

СПРАВКА «ВМ»

Напомним, в начале июня на Садовом кольце в Москве произошла авария. Актер Михаил Ефремов не справился с управлением своей иномарки и влетел в лоб встречному автомобилю. В результате столкновения погиб уроженец Рязанской области Сергей Захаров. Позже экспертиза показала, что актер в момент аварии находился в состоянии алкогольного опьянения. А чуть позже в пресс-службе прокуратуры Москвы сообщили, что еще и наркотического.

Прокуратура запрашивала для артиста наказание в виде 11 лет колонии общего режима, что считали справедливым и родственники погибшего. В свою очередь, защита актера просила суд назначить Ефремову наказание, которое не будет связано с тюремным заключением. Таким образом, приговор оказался мягче, но тем не менее строгим. Кроме того, у артиста осталась возможность обжаловать решение суда в десятидневный срок в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.