В Казани оглашают приговор по делу о хищениях 222 тысяч акций «Газпрома»

В Вахитовском райсуде Казани началось оглашение приговора по делу об уводе акций и дивидендов со счетов покойных татарстанских детей-сирот в «Газпромбанке» и «Сбербанке». В удачных и неудачных аферах с ущербом в 33 млн рублей в 2006—2017 годах обвиняют двух бывших детдомовцев, в прениях гособвинитель запросил для них 22 года колонии, передает журналист «Реального времени».

Судебный процесс по этому делу стартовал еще в мае 2019-го. Вину подсудимые Павел Ефремов и Линур Муртазин не признали, просили о вынесении оправдательного приговора. Первый, дипломированный юрист, утверждал — действовал в интересах потенциальных наследников, в том числе родителей, братьев и сестер детей, умерших в раннем детстве от тяжелых болезней в соцучреждениях. Причем обращался от их имени с заявлениями в суды, где все доводы тщательно проверялись.

Кроме того, Ефремов отмечал, что в этой работе ему помогали адвокаты, одна из которых сейчас работает судьей. Совместные действия с Муртазиным подсудимый отрицал. Сам Муртазин, уже отбывший реальный срок за схожую аферу с акциями «Газпрома», также заявлял — к новым хищениям отношения не имеет. Впрочем, в материалах дела фигурирует поддельное удостоверение сотрудника «Газпромбанка» на имя Муртазина.

В Казани оглашают приговор по делу о хищениях 222 тысяч акций

Оба фигуранта и их адвокаты просили признать Росимущество ненадлежащим потерпевшим, указывая, что первоочередного права на наследование акций родственников покойных никто не лишал, а сами акции выморочным имуществом не признавались и на баланс госоргана не ставились.

Также в суде прозвучала версия о том, что уголовное дело было попыткой скрыть реальное хищение дивидендов с невостребованных сиротских счетов — без всяких судебных решений и иных актов. В «Газпромбанке» запрос «Реального времени» по этому поводу оставили без комментария.

Старший помощник прокурора Вахитовского района Казани Айрат Ибрагимов предлагал отправить Павла Ефремова в колонию общего режима на 10,5 года, а Линуру Муртазину-Кочневу дать на год больше, но в колонии строгого режима. Вину обоих гособвинитель называл полностью доказанной, правда, просил освободить от наказания по ряду эпизодов за истечением сроков давности.

А что думаете Вы?!

Email адрес не будет опубликован.