Спасение по минутам: что не сходится со словами окружения Навального

Врачи берлинской клиники «Шарите» вот уже четвертый день не могут поставить диагноз Алексею Навальному, что порождает неимоверное количество слухов о причинах попадания блогера на больничную койку. Его сторонники развернули масштабную кампанию по дискредитации медиков из Омска, а заодно и всей российской медицины. Mukola.net восстановил хронологию спасения Алексея Навального в Омске и его отправки в Германию. Этот материал показывает, что сторонники оппозиционера искажали новости о происходящем и умалчивали о том, что происходило в Омске на самом деле.

Перед полетом

Как оказалось, изначально Навальный приехал в Новосибирск, чтобы встретиться со сторонниками и записать предисловие к своему очередному расследованию. Через несколько дней на автомобиле Навальный приехал в Томск. Там он два дня прожил в отеле, а затем поехал в гости к одному из сторонников в селе Кафтанчиково. Это было практически сразу перед злополучным ночным перелетом.

Приземление в Омске

Навальный сел на утренний рейс и полетел в Москву 20 августа. В самолете ему стало плохо. Экипажу пришлось совершить экстренную посадку в Омске спустя час после взлета. Они приземлились в 8:40 по местному времени. Уже в 9:10 блогера везли в БСМП № 1 Омска, где он и оказался спустя 15 минут. Его сразу подключили к аппарату искусственной вентиляции легких и провели ряд первичных анализов.

Первые часы в больнице

Через час ближайшие сторонники Навального вызвали в БСМП полицию и подтянули журналистов. Как рассказывают сами врачи, работа приемного отделения была затруднена столпотворением и сотнями звонков на стационарный телефон. Дозвониться с реальной проблемой в первую омскую больницу было невозможно. Начались те 44 часа, за время которых врачам в условиях информационного давления и стресса нужно было поставить первичный диагноз и провести все возможные анализы.

Спустя час приехали сотрудники полиции и Следственного комитета. Сама пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш рассказывала, будто они оказались в больнице без приглашения и по своему усмотрению.

Спустя всего 5 часов после подключения оппозиционера к ИВЛ и проведения всех первичных анализов заместитель главного врача Анатолий Калиниченко сделал первое публичное заявление о состоянии Навального:

Продолжается активное лечение. Врачи делают не то чтобы все возможное, но врачи реально занимаются сейчас спасением его жизни.

К тому моменту даже примерно еще не было понятно, ни что в действительности случилось, ни какое лечение будет эффективным. В реанимобиле по дороге из аэропорта по просьбе сопровождавших Навального спасали от отравления «неясного генезиса», потому что никакой другой информации не было. И в больнице его по этой же причине положили в токсикологическое отделение.

Приезд жены. Накал ситуации.

К 14 часам в Омск прилетела супруга Навального Юлия. В БСМП она оказалась примерно в 14:40. Судя по социальным сетям, ее допустили к больному спустя 1 час после приезда в больницу, с соблюдением всех формальностей и санитарных норм. Уже тогда состоялся первый разговор Юлии с лечащими врачами, которые «выразили сомнение» в целесообразности перевозки Навального в другое лечебное учреждение.

Юлия Навальная вышла из больницы вечером 21 августа. На выходе она поблагодарила врачей.

К 15 часам стабилизировать пациента еще не удавалось. Сотрудники Навального подали эту информацию так, будто врачи запретили его транспортировать. 

Тут важно отметить, что по закону именно врач принимает решение о транспортировке, а не родственники, как бы сильно они этого ни хотели. К тому моменту транспортировка была  нежелательна, а речи о Германии даже не шло, его хотели везти в Москву.

После 16 часов и до 20 часов первого дня происходила настоящая информационная война. Обо всех действиях врачей сотрудники ФБК умышленно сообщали на тридцать-сорок минут позже факта произошедшего. Особенно это касалось допуска Юлии Навальной к пациенту. Перестали публиковать дезинформацию только после появления видео с камер наблюдения, где Юлия ходит по коридорам реанимации в сопровождении врачей.

С 17 часов основной поток информации от оппозиции уже не касался состояния Алексея, они всецело переключились на информационную повестку с Запада. С выходом статьи на Financial Times, давнем дружественном издании Навального, из-за рубежа стали поступать различные заявления. Высказался официальный представитель ООН Стефан Дюжаррик, а вслед за ним Меркель и Макрон, которые были в тот момент на пресс-конференции.

Все они предложили свою помощь в перевозке Алексея, потому что это была фактически единственная и крайне искаженная информация, которую активно транслировали сторонники Навального на английском в социальных сетях.

В 23 часа омский минздрав выпустил заявление: состояние политика по-прежнему тяжелое, на консилиум были приглашены врачи из ведущих российских клиник. Ради Навального в Омск прилетели сотрудники НМХЦ им. Н.И. Пирогова и МНИЦ нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко, в том числе Борис Теплых, который описал ситуацию со стороны врачей на личной странице в Facebook.

Следующий день

Врачи из Москвы были на месте ранним утром 22 августа, тогда же из Германии вылетел самолет, в котором находились немецкие медики. Наши врачи прилетели быстрее, около 6 утра они уже были у постели больного, а самолет из Германии приземлился в 12:10.

В это время Юлия Навальная получила от персонала больницы все расклады и предварительные диагнозы. После этого она перестала давать пресс-подходы у дверей больницы для оппозиционных изданий. Судя по всему, она была в курсе, когда и в каком формате ее мужа будут перевозить в немецкую клинику. За все время 21 августа она еще дважды была в кабинете у главного врача.

В обед сотрудники российской больницы приехали к немецким врачам в отель, чтобы провести первую встречу и консилиум. Их пригласили в клинику, но они отказались приезжать в город, сославшись на то, что у них нет виз. Получив по телефону согласие о безвизовом коридоре, врачи в 16 часов поехали в больницу.

К 17 часам они осмотрели Навального и даже успели еще раз пообщаться с персоналом больницы. Видео их разговора выложено в сеть. На нем именно немецкие врачи говорят, что не готовы транспортировать Навального. Почему – станет известно только вечером.

Оказывается, немецкие пилоты были готовы лететь либо сразу после прилета, либо должны были отдохнуть. Немецкие врачи приняли решение за них и оставили Навального, убедившись, что он получил все необходимые препараты и стабилен. В таком состоянии все ждали развития событий еще 7 часов.

В это время фонд Навального разыгрывал небывалую по своей фейковости карту. Вечером они начали «прорываться» в реаниматологическое отделение БСМП №1, якобы чтобы встретиться с немецкими врачами, которые к тому моменту уже благополучно уехали в отель, чтобы спустя несколько часов забрать Алексея, как они сами и обещали.

Особенно забавно, что «лечащий врач» Навального Анастасия Васильева проговорилась, порадовавшись согласованному вывозу Навального из больницы. Пресс-секретарю Навального Кире Ярмыш быстро пришлось опровергать ее же слова, потому что у них была в самом разгаре организована информационная атака на иностранные издания.

После 8 вечера в БСМП получили результаты исследований независимых лабораторий. Юлия Навальная получила от немецких врачей согласие на транспортировку и сама написала письменное согласие. Через несколько часов, уже ночью, клиника «Шарите» дала добро на перевозку. Санитарная авиация по результатам запроса дала добро на вылет и спросила еще раз у немецких пилотов, готовы ли они лететь сейчас. Пилоты отказались.

Вылет и встреча в Германии

В конечном итоге Навального погрузили в реанимобиль и повезли в аэропорт в 6 часов утра, когда отведенное время для отдыха немецких пилотов закончилось. Довезли его менее чем за 20 минут, погрузили в самолет, подключили ко всем аппаратам и зафиксировали. На все действия ушло около двух часов. После этого самолет взлетел и приземлился в аэропорту Тегель спустя 4 часа.

Там Навальному представили военный эскорт, а саму клинику поставили охранять десять полицейских. Но это, конечно, уже другая история, совсем не похожая на полицию около омской БСМП. Впервые информацию о его состоянии озвучил представитель немецкого правительства, и только потом, спустя больше суток, информацией начали делиться немецкие врачи, на которых никто не давил и не ставил под сомнение их компетентность.

Таким образом, можно заключить, что во всех заявлениях вокруг состояния Навального сейчас содержится больше политики, чем реальных данных. Это подтверждается сегодняшним заявлением самой клиники «Шарите» о том, что они «не потакают общественности отчетами о ходе лечения» Навального. Сообщения в ряде европейских СМИ о том, что его якобы отравили «Новичком», врачи назвали спекуляцией:

Просим отнестись с пониманием к тому, что мы не комментируем предположения и спекуляции, — заявила представитель клиники Мануэла Зингль.

И действительно, вещество «Новичок» в данном контексте выглядит скорее как неудачная попытка кликбейта, ведь у иностранных пользователей на слуху только это слово. Также журналисты раскопали историю о некоем бизнесмене из Болгарии, которого якобы отравили подобным ядом, но в «Шарите» отдельно опровергли и этот слух.

Внутри клиники «Шарите» | Фото: BauNetz 1/4Внутри клиники «Шарите» | Фото: BauNetz 2/4Внутри клиники «Шарите» | Фото: BauNetz 3/4Внутри клиники «Шарите» | Фото: BauNetz 4/4

Создается впечатление, что западной прессе и ее руководству скорее выгодно, чтобы о реальном состоянии Навального никто не знал, а интернет-пространство наполнилось противоречащими друг другу теориями, демонизирующими российскую медицину. Это сейчас основное оружие западной пропаганды — наводнение слухами и беспричинная травля.

Из всех этих событий следует очень простой и очевидный вывод — какими бы ни были предпосылки состояния Алексея Навального, его в кратчайшие сроки вытащили из критического состояния и стабилизировали именно российские врачи. Но лавры, конечно же, сторонники блогера предпочтут отдать немецким коллегам, хотя пока они, кажется, не сделали вообще ничего.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.