Историческая победа Джонсона рискует стать таким же провалом

Выборы в Великобритании. Крутой кейс. Про то, как элиты систему строят под себя и добиваются «исторических побед» в игре по собственным правилам.

1. Немного истории. В июле при заходе на позицию Джонсон объявил три стратегические задачи: Deliver BrexitUnite the countryDefeat Jeremy Corbyn. Уничтожение Корбина — не как «лейбориста», а как носителя определенной системы ценностей было объявлено приоритетной целью уровня Брекзита и национального лидерства.

Почему? Потому что Корбин резко увел лейбористов «влево» и дал партии новую жизнь буквально с «распределительными» лозунгами. Национализация, рост налогов для богатых, бесплатное образование и интернет и все вот это. Для английских элит — вещь не просто неприятная, а онтологически неприемлемая на уровне идеологии и проповеди парламентской оппозиции. Лейбористы Корбина — крайне левые популисты, популярные среди молодежи и жителей больших городов — вызвали настоящий ужас внутри системы.

Агрессивная атака на Корбина велась все два года с его триумфа в 2017. И была она беспрецедентно жесткой. Как минимум он «не обладает нужными способностями, чтобы быть премьером», как максимум он «коммунист, сталинист, антисемит, советский шпион и предатель родины». Рамка Корбина и неприятия элитами его потенциального премьерства в случае успеха лейбористов на этих выборах является ключевой для понимания сути произошедшего.

2. В абсолютных цифрах произошло вот что. Консерваторы плюс около 300 тысяч голосов по сравнению с 2017 годом и + 47 мест в Палате Общин. Лейбористы минус 2,6 млн голосов и минус 59 мест. Либеральные демократы +1,3 млн и минус (!) одно место. Зеленые — плюсом ровно столько сколько у консерваторов — порядка 300 тысяч — как было одно место, так и осталось. Партия Брекзита — 650 тысяч голосов — 0 мест. Шотландские националисты — плюс те самые около 300 тысяч голосов и плюс 13 мест.

То есть — вся агрессивная кампания, вся риторика, все обещания Джонсона (а он «взял в долг у будущего» существенно больше, чем даже Трамп в свое время или любой другой правый популист в истории), все нарушения английской политической и электоральной традиции, допущенные его штабом во имя яркости и электоральной агрессии привели к приобретению тори 300 тысяч голосов что составило «оглушительные» 1,2%. И вот это самое поразительное в выборах 2019 года.

«Историческую победу» консерваторам принесли не супертехнологии, не манифесты, не обещания, не яркость лидера, не всенародная поддержка — а умелое использование специфики избирательной системы и объединение элит против ключевого участника забега в абсолютно российском стиле «Недайбог96».

Фактически, у корбинитов было два «спойлера» — те самые либдемы и партия Брекзита.

Первые — при поддержке «здоровых сил» в английских элитах, призывавших как Financial Times голосовать в каждом округе за «наиболее умеренных и адекватных» сожрали «лейбористский центр», набрали миллион с гаком голосов плюсом и потеряли округ своего лидера. (объяснение их кандидата, который своим участием отдал лондонский абсолютно лейбористский округ консерваторам с ничтожным преимуществом в доли процента: «Мы не допустили премьерства Корбина!» — вот прям так).

Вторые — сожрали традиционно поддерживающих лейбористов работяг и бедноту, тех, которые в своих бедах винят иммигрантов и требуют максимально простых решений. Набрали 650 тысяч голосов и не получили ни одного мандата. Брекзит да либдемы, да бесполезная с точки зрения мандатов прибавка зеленых — вот из этих кирпичей и сложился мавзолей дедушки Джереми. Но памятника великому Борису из такого материала не построишь.

3. Потому что задача номер два — «объединить страну» — с треском провалилась. По реальным политическим предпочтениям не изменилось ничего. Разве что выросли шотландские националисты и чуть-чуть в сторону Шинфейн от юнионистов качнулась Северная Ирландия. Это вряд ли хорошая новость для Лондона. Поддержка консерваторов — как была в начале правительства Мэй, так и осталась. С поправкой на более высокий антирейтинг Джонсона. Оппонентов Брекзита как было полстраны, так и осталось, только они резко потеряли в представительстве, что на втором шаге неизбежно приведет к радикализации — привет тебе, новый более радикальный, резкий и молодой аватар Корбина, оппозиционный избиратель ждет именно тебя.

При этом Джонсон получает практически неограниченные полномочия и два чемодана собственных принципиально невыполнимых обещаний — и по взрывному росту экономики и доходов, и по уничтожению преступности и наведению порядка на улицах, и по созданию лучшей в мире системы здравоохранения здесь и сейчас. Брекзит он без сомнения «доставит», Корбина уже победил, а вот что с этим делать?

Мой прогноз — резкое падение популярности правительства начиная, собственно, с Брекзита в конце января (это судьба всех успешных популистов). Новый лидер лейбористов — пусть он будет трижды из оксфордских студенческих клубов и сначала понравится дядькам из Сити — вынужден будет искать популярности и голосов в радикально левой повестке. Ну и новый шотландский референдум на волне побед местных националистов возвращается на повестку дня.

Досидеть премьерский срок до конца Джонсону будет непросто. «Историческая победа» в условиях отсутствия реальных изменений общественных предпочтений — это нехорошо, иногда лучше «на тоненького», «в борьбе», с «сильной оппозицией», чтобы было чем объяснять в конце концов неизбежные пробуксовки и сложности. А то и они на таком же пустом, как и победа, месте статус «исторических провалов» приобретут.

Источник: Блог Глеба Кузнецова

Видео дня. Кайф под партой: детей подсадили на новый наркотик

Это Вас за интересует

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.