«Гуляй, рванина! Его было не остановить»: брат Дмитрия Марьянова рассказал об актере

Михаил Марьянов продолжает работать пиротехником в кино. Он не понаслышке знает о том, как и что может произойти на съемочной площадке. Корреспондент портала Teleprogramma.pro расспросила Михаила о том времени, когда Дмитрий был еще жив.

— Михаил, мы знаем, что вам приходилось вместе работать над одним и тем же фильмом. Вы же видели его в работе на площадке? Какой он был на съемках?

— Я был на площадке «Ростов-папа». Мы снимали в Ростове, тогда мы Диму поджигали. Это был единственный раз, когда мы работали вместе в кино. Вот в театре я с ним сталкивался чаще. Я и на репетиции ходил, и работал с «Квартетом И».

Вообще о брате тяжело говорить. Легче о чужом человеке сказать, что хорошо, что плохо, что нравится, что не нравится. Я же Димку знаю с пеленок. Что могу сказать. Он — очень хороший актер. Текст он запоминал моментально: не учил, не зубрил, ему стоило только прочесть и он сходу все запоминал.

— А с перевоплощением как? Легко входил в образ или приходилось готовиться?

— Знаете, в кино как-то не принято смотреть на актеров. А в театре, мне кажется, он был собой. Перевоплощения… Вот он веселый, веселый, потом — хлоп! — хмурый, озабоченный или несчастный. Все в один момент. И вы знаете, в спектакле он был собой, как и в жизни.

— А его отношения с другими актерами? Много у него было друзей? Поддерживают они вас?

— Очень много. Во-первых, его очень любят: на съемочных площадках до сих пор о нем говорят. Пофамильно перечислять не буду, чтобы не забыть кого-нибудь. Но я знаю, что могу любому из них позвонить, если вдруг что-то понадобится, и ребята откликнутся.

В день его рождения мы собираемся с друзьями сначала на его могиле, а потом едем в ресторан, отметим юбилей, посидим, повспоминаем. Приедут его школьные друзья, из театра-студии «Ученая обезьяна», народ съезжается со всех концов страны.

Со всех сторон ребята предлагают помощь — я вообще не ощущаю, что кто-то из друзей его забыл, кто-то бросил.

— Известно, что Дима частенько отказывался от каскадеров. Что это: бесстрашие или бесшабашность?

— Дима был очень спортивным. Футбол, плавание, бокс. Перед съемками фильма «Боец» он пошел к ребятам-каскадерам в школу каратэ. У киношных каскадеров все драки немножко по-другому, а ему хотелось научиться драться правильно. В «Бойце» он практически все делал сам. Только все эти шпагаты ребята делали за него.

В «Ростов-папе» была сцена с горением. На каскадера одевался полный костюм и даже маска на лицо. Был бы это каскадер или был бы это Дима — никто бы и не узнал. Все равно маска закрывает лицо — не видно. Но он сам решил, что он это сделает и будет гореть.

Особенность характера, видимо. Что еще может заставить спуститься под лед в Байкал?

— Страшно было поджигать брата?

— Наверное, не страшно. Я же знаю все риски, что может произойти и как с этим бороться. Разве что факт того, что он не каскадер, добавлял некоего замешательства. Но с другой стороны он — профессиональный актер, а они очень дисциплинированы. Ему скажут что делать и он это сделает. Никакого шага вправо или влево сделано не будет.

Нет, наверное, все-таки было страшно. Когда пришло время его тушить, я первым рванулся с места, но споткнулся и упал вместе с огнетушителем. И пока я добежал, его уже потушили.

— А в детстве он тоже вот так ничего не боялся?

— Ну как «не боялся»…Помните, как говорят «Не боятся только дураки»? У любого человека есть страхи. Только есть страх разумный, а есть страх неразумный.

Но так-то, конечно, в семье, где растут двое мальчишек с разницей в возрасте 3,5 года, забраться куда-то, прыгнуть, в какую-то лужу залезть по горло — это все в порядке вещей. Так что «Гуляй, рванина!». Димку было не остановить.

Но после того, как он пошел в школу с театральным уклоном, он полностью туда погрузился. И я даже немного ему завидовал. Там учили всему: и фехтованию, и акробатике, и танцам, и постановочным боям — ну вообще все, о чем мог бы мечтать пацан.

— Есть какая-то семейная история с Димой, которую никогда не устанете вспоминать?

— Что же такого вспомнить?.. Как люстру разбили ему об голову?.. У нас все истории происходили в детстве. Когда выросли — стали видеться редко. В основном, у родителей на даче. А там уже ничего такого и не было. Там папа, мама, все культурно.

Было однажды, что мы приехали на дачу, устроили шашлыки и решили пойти в лес смотреть лосей. Была такая роса! Естественно, мы никого не нашли, они же не пасутся рядом как коровы. Но нам, видимо, было все равно.

Когда отец обнаружил что нас нет и вышел посмотреть, куда мы запропастились, он увидел двух чудиков, выходящих из лесу. Мокрые, грязные, лосей они искать ходили…

Мы бы еще о многом хотели спросить Михаила Юрьевича, но ему нужно было готовиться к приезду друзей. Отец Дмитрия Юрий Георгиевич по-прежнему живет на даче. Здоровье уже не то.

Заезжают старший сын и сын Дмитрия Даниил. Только младшего сына уже два года не хватает на семейных праздниках. Дома его всегда будут помнить.

А блестяще сыгранные им роли еще долго не дадут забыть публике, что на свете жил и творил замечательный актер Дмитрий Марьянов.

Видео дня. Советская «Оса» сбила американский «Апач»

Это Вас за интересует

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.