Deutschlandfunk (Германия): Москва после девяти недель самоизоляции

Немецкие журналистки вспоминают все девять недель самоизоляции в Москве и рассказывают, как за это время изменилась жизнь мегаполиса. Они делятся наблюдениями за поведением властей и простых москвичей, которые поначалу не приняли угрозу всерьез, а теперь и прогулки по расписанию для них — настоящий подарок.

Более двух месяцев для жителей Москвы действовали ограничения на выход из дома. В это время число зараженных стремительно росло, а президент Путин проявлял себя на удивление бледно.

Кристина Нагель (Christina Nagel), Марта Вильчински (Martha Wilczynski)

«Кто знает, как долго это еще продлится?»

Это был не столько вопрос, сколько аргумент в пользу прогулки.

На календаре было воскресенье, 29 марта, — хороший, почти теплый весенний день. Мы с подругой, одной из последних из тех, с кем я успела встретиться, гуляли по Садовому кольцу и наблюдали за изменениями вокруг. Людей на улице было мало, туристов вообще почти не было. Кафе и рестораны были уже закрыты, некоторые парки и зеленые зоны огорожены.

И вот она — «самоизоляция»

Мы ходили по Москве, какой мы ее еще не знали. Тихой, пустой. Настроение было очень странным — все словно ждали чего-то, но не хотели в это верить.

Когда я вечером вернулась домой, это произошло. Пришли два срочных сообщения:

«В понедельник вводятся строгие ограничения на выход из дома для всех москвичей». И «Все москвичи обязаны соблюдать самоизоляцию».

Эти срочные сообщения резко изменили мои планы на вечер. Овощи, которые я резала на салат, остались недорезанными, варившиеся макароны остались недоваренными. Я быстро собралась и вновь отправилась на улицу — продолжать наблюдения.

То, что я только что написала о ситуации в Москве, разом устарело. Теперь надо было объяснить, что же это такое — «самоизоляция».

При этом официальные цифры заболеваемости были относительно низкими. По всей России на тот момент было всего около 1,5 тысяч подтвержденных случаев заражения коронавирусом. Но страх, что вирус будет быстро распространяться, а российская система здравоохранения, как и итальянская, не справится с наплывом заболевших, с середины марта рос день ото дня. В первую очередь это касалось Москвы с ее многомиллионным населением. Так что столичный мэр Сергей Собянин постоянно предупреждал: «Мы находимся лишь в самом начале кривой. Мы можем лишь надеяться, что все будет не так плохо, как в других странах. Но я исхожу из того, что пика нам еще только предстоит достичь. Мы не можем думать, что все пройдет как-то само собой».

В рекордные сроки в Москве открылись новые больницы. Городские власти предупреждали, что на счету буквально каждая секунда. Перестраивались с целью приема больных коронавирусом не только городские, но и частные клиники. Заместитель мэра Анастасия Ракова в середине апреля объявила: «Вся московская система здравоохранения находится в состоянии тревоги. Она работает на пределе».

«Умоляю вас, оставайтесь дома!»

Медицинский персонал — врачи, медсестры — давно уже трудился не покладая рук. Социальные сети были переполнены отчаянными криками о помощи, которые к маю, когда кризис достиг апогея, стали наиболее драматичными. Группа актеров из Санкт-Петербурга собрала их вместе и выступила с соответствующими призывами.

«Люди! Умоляю вас, это крик из глубины души! Пожалуйста, оставайтесь дома! Вторую волну мы чисто физически не выдержим. Не останется просто никого, кто сможет вас лечить во время второй волны, потому что мы уже на пределе. Храни вас бог!»

По слухам, заразились и умерли уже более 300 врачей и медсестер. Их судьбы потрясли и меня. Например, судьба чеченского врача по имени Рамзан, которого наши коллеги-телевизионщики знали лично. Ему было всего 37 лет.

Тяжело приходилось и спасательным службам. В сети было много видео, на которых было видно, как у одной из больниц на окраине Москвы выстроилась огромная очередь из машин скорой помощи, везущих пациентов с симптомами коронавируса.

Даже по государственным телеканалам передали: сначала были предположения, что это фейк, но оказалось, что нет: «Эти кадры настоящие. Наши журналисты пообщались с врачами, и они подтвердили это».

Не хватало мощностей и защитного снаряжения. Все больше и больше врачей заражались коронавирусом. Спасательные службы ощущали растущий дефицит персонала.

Путин объявил «нерабочую неделю»

С этого момента коммунальные службы стали регулярно дезинфицировать дворы и тротуары. Люди с улиц почти пропали. В городе больше не было пробок, не слышно было автомобильных гудков. Красная площадь, Старый Арбат, где обычно полно туристов, опустели. Парки были закрыты.

Но число зараженных в столице продолжало расти. Несмотря на самоизоляцию и на то, что президент Путин в конце марта объявил так называемую «нерабочую неделю», и всем людям, работающим на предприятиях, деятельность которых не является жизненно необходимой для страны, было разрешено остаться дома.

Мэр Москвы Сергей Собянин, часто предпочитающий оставаться в тени, вдруг на удивление активно взялся за дело. Он раскритиковал недостаточное количество тестов на коронавирус, заявил, что реальное число заболевших значительно больше, и предупредил, что неразумное поведение некоторых москвичей может иметь плохие последствия.

«Мы увидели, что около 20% жителей города отреагировали на просьбу оставаться дома совершенно равнодушно».

Началась, по сути, цепная реакция: чем лучше была погода, тем больше людей выходили на улицу и тем чаще по городу ездили полицейские автомобили, объявлявшие:

«Внимание! Опасность распространения коронавируса растет. Не выходите на улицу без важных причин! Только соблюдение максимальной самоизоляции гарантирует вашу безопасность!»

Счастье на даче

Теперь оказалось, что очень повезло тем, у кого есть дача — загородный домик. Екатерина с сыном и племянником уехали из Москвы прямо перед объявлением «локдауна». И это было не только разрешено, но даже рекомендовано жителям городскими властями.

Она прислала нам видео, на котором мальчики играют в саду, прыгая через раскрашенные мелом ящики и начерченные линии.

«Это полоса препятствий — не только для детей, но и для коронавируса. С ним очень трудно справиться. Детям это удается — коронавирус здесь действительно не пройдет».

Впрочем, это бегство за город не имеет ничего общего с беззаботной жизнью на природе, добавила Екатерина. Здесь она тоже ограничила контакты с внешним миром: никаких шашлыков, никаких хождений по гостям. На природе, конечно, хорошо — лучше, чем в четырех стенах в городе…

«…но зато семья не может собраться вместе, потому что некоторым из нас пришлось остаться в городе. Им нужно работать, а здесь не такой хороший интернет».

Интернет в эти дни нужен как никогда — будь то для видеоконференций с коллегами и друзьями, для заказа доставки товаров или для скачивания фильмов или видеороликов для занятий фитнесом.

И, конечно же, для получения QR-кодов. В середине апреля московские власти ввели электронные пропуска. Тем, кто собирается поехать куда-то на автобусе, метро, на машине или на такси, теперь необходимо получить разрешение властей. Первый день, когда власти стали проверять пропуска у людей, превратился в настоящую катастрофу. Пробки на подъезде к городу были ужасные, водители ругались: «Никто не может проехать… Чертовски длинная пробка. Все хотят в Москву!»

Еще хуже оказалась ситуация в московском метро. Перед контрольными пунктами выстроились длинные очереди, в которых люди стояли вплотную друг за другом. В сети появилось множество видео, по которым было заметно, что обстановка напряженная.

«Здесь стоит один полицейский с одним прибором, которым он считывает разрешения. А в очереди 100-150 человек!»

Многие из тех, кто стоял в этих очередях, позднее рассказали, что их тесты на коронавирус оказались положительными.

Маски, перчатки, пластиковые забрала

В Москве долго не было правила по обязательному ношению масок. Тем не менее без масок я видела очень мало людей на улицах и в ближайшем супермаркете. А кое-кто и вовсе снаряжался по полной программе, надевая еще и защитные очки и перчатки. Продавцы и кассиры также старались защищаться от инфекции. Некоторые теперь носили не только маски, но и дополнительные пластиковые забрала.

Я тоже стала надевать маску, заходя в магазин. За это меня в супермаркете через дорогу удостаивали неожиданных подарков: приветливых улыбок, благодарности — и скидок.

Многие москвичи стали вести себя осторожнее. Почти у каждого появились заболевшие знакомые. Видя у подъезда машину скорой помощи, люди сразу напрягались. В интернете появились сайты, на которых можно было узнать информацию о количестве заразившихся коронавирусом.

Коронавирус не обошел стороной и правительство. Одним из первых заразился именно «кризис-менеджер» Путина — премьер-министр Михаил Мишустин.

«Уважаемый Владимир Владимирович, я только что узнал, что мой тест на коронавирус оказался положительным. Поэтому я отправляюсь в карантин и буду следовать рекомендациям врачей».

А Путин ответил: «Уважаемый Михаил Владимирович, то, что с вами произошло, может произойти с каждым». По словам президента, он надеется, что премьер тем не менее останется в хорошей форме.

Путин казался растерянным и делегировал полномочия

Президент Путин в эти дни казался все более и более растерянным. Но, как бы то ни было, он президент. Государственные телеканалы в прямом эфире показывали его регулярные и утомительно долгие видеоконференции. Но и по ним было заметно: президент пассивен и делегирует полномочия другим.

«В связи с этим, согласно моему указу, руководители регионов получают дополнительные полномочия. Они должны принимать оптимальные меры для своих регионов».

Таким образом, именно губернаторам и мэрам было велено заботиться о жителях во время кризиса. А также о множестве мелких и средних предприятий.

Многие из них оказались на грани краха сразу после объявлении «нерабочих недель». Предпринимательница Анастасия Татулова, владевшая до вспышки коронавируса успешной сетью ресторанов, в отчаянии обратилась лично к Путину. По ее словам, из 2 тысяч сотрудников ей удастся сохранить только 120 человек — тех, кто работает в собственной пекарне.

«А потом правительство заявляет: «Вы не можете никого увольнять и должны всем выплачивать зарплату". Но если денег нет? Как мне им тогда платить?! У меня нет Maserati, дома в Монако, яхты. Все, что я заработала в прошлые годы, я вложила в компанию».

Власти предложили предпринимателям кредиты, но их рано или поздно придется выплачивать. «Что же мне делать?— тихо спросила предпринимательница. — Почку продать?»

Без финансовой помощи от государства

Согласно представленному президенту докладу бизнес-омбудсмена Бориса Титова, обещанная правительством финансовая помощь дошла лишь до 10% компаний. И это несмотря на то, что более половины их них заявили, что попали в кризисную ситуацию.

Что это значит, я видела каждый раз, когда ходила в супермаркет или куда-нибудь чуть подальше. Важен каждый дополнительный шаг — это небольшой праздник на грустном фоне. Недавно у меня по соседству открылось несколько мелких заведений: пиццерия, кафе, цветочный киоск. Теперь же повсюду множество опустевших витрин, и если где-то все еще стоят стулья, это еще хорошо. На дверях многих подобных заведений появились объявления: «Сдается в аренду».

В середине мая почти каждый день устанавливались новые антирекорды: пять, шесть тысяч заболевших, и это в одной лишь Москве. Давление на городские власти росло. С одной стороны, стремительный рост инфицированных, и это аргумент в пользу ужесточения карантинных мер. С другой стороны, экономические круги настаивают на послаблениях.

Когда в конце мая, наконец, началось плавное снижение количества зараженных, мэр Собянин дал зеленый свет: вновь открылись строительные объекты, и возобновили работу крупные промышленные предприятия.

«В связи с этим на прошлой неделе почти на миллион выросло число людей, пользующихся общественным транспортом. Вы можете себе представить этот масштаб? Это было непростое, а кардинальное решение».

Затем открылись центры обслуживания населения. Отдельные больницы возобновили работу в обычном режиме. Салоны красоты и фитнес-центры пока закрыты, как и кафе, рестораны и бары. Но: «С понедельника, 1 июня, разрешено, пожалуй, самое главное, чего ждали люди: прогулки в парках, скверах и по улицам. Но, конечно, и здесь необходимы некоторые ограничения».

Самое большое счастье — прогулки по расписанию

Москвичей поделили на шесть групп. Согласно плану властей, они могут гулять по определенным дням с 9 часов утра до 9 вечера, чтобы на улицах не возникло столпотворения.

Мой дом входит в 3-ю группу, и это значит, что мы в первую неделю можем гулять во вторник, четверг и субботу, а на следующей неделе — в среду, пятницу и воскресенье. Но только в масках.

Пусть ограничения и остаются в силе, после девяти недель сидения дома это объявление — будто Рождество и день рождения.

Все надеются, что это уже начало конца ограничений. Что времена, когда главным событием дня был поход к мусорному контейнеру, останутся в прошлом. Что город скоро снова станет таким, каким был раньше: шумным, жизнерадостным и немного сумасшедшим — настоящей столицей!

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.