Чем Китай ответит Америке на унижение своего члена Политбюро

Американские политики демонстративно смеются и издеваются над Китаем. В Вашингтоне не верят, что китайские санкции могут хоть как-то задеть или унизить американцев — по крайней мере так же, как США унизили китайского члена Политбюро. Однако у Китая есть реальные возможности обрушить карьеру некоторым американским сенаторам. Каким образом?

Китай предпринял, на первый взгляд, бессмысленный демонстративный шаг: ввел ответные санкции против ряда американских политиков, отметившихся антикитайскими заявлениями. В самих США над этими контрсанкциями смеются — как ранее смеялись над аналогичными контрсанкциями со стороны России.

Перешли черту

Поводом для контрсанкций послужили действия самих американцев. 9 июля Соединенные Штаты по линии Госдепа ввели санкции против трех высокопоставленных чиновников Китайской Народной Республики из Синьцзян-Уйгурского автономного округа (СУАР).

Причина — массовые нарушения прав мусульманского населения СУАР, включающие в себя репрессии, незаконные задержания, усилия по «стиранию их культурных и религиозных особенностей», а также средневековые меры по контролю за рождаемостью (под которыми в США понимают слухи о принудительной стерилизации мусульманок и принудительных абортах, организованных властями района). Чиновникам и ближайшим членам семей этих китайских чиновников будет запрещено посещать Соединенные Штаты, а находящиеся в американской юрисдикции их собственность и активы (в рамках другого санкционного списка, от Минфина) будут заморожены. Кроме того, в Госдепе заявили, что под ограничения попадут и другие китайские чиновники, точный список которых будет, по всей видимости, оглашен позднее.

Сами санкции были бы проходным моментом, на которые Пекин, возможно, не обратил бы внимание — если бы не одно «но». Среди попавших под ограничения оказался член Политбюро, секретарь парткома Синьцзян-Уйгурского автономного округа Чэнь Цюаньго — и это первый раз с конца 70-х годов (то есть за все время с периода нормализации американо-китайских отношений) когда американцы вводят санкции против чиновника такого уровня. Вашингтон пересек своего рода красную черту, унизив представителя китайского «Совета директоров».

И китайский ответ последовал уже через несколько дней. Да, Пекин ритуально заявил о том, что продолжит делать на своей территории то, что считает нужным. «Синьцзян — это исключительно внутреннее дело Китая, у США нет никаких прав вмешиваться. Ничто не может подорвать решимость китайского правительства защищать свой суверенитет и бороться с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом», — заявила представитель китайского МИД Хуа Чуньин.

Но в то же время Китай — тоже впервые — ввел санкции против двух одиозных сенаторов (Марко Рубио и Теда Круза), их коллеги из Палаты представителей Криса Смита, а также представителя президента США по вопросу религиозных свобод Сэма Браунбека. За «подрыв американо-китайских отношений».

Черная метка

Эксперты в Пекине уверяют, что точечные санкции против самых ярых антикитайских ястребов в Конгрессе «демонстрируют твердое намерение КНР защищаться от внешнего вмешательство в ее внутренние дела». И, на первый взгляд, эти заявления звучат, мягко говоря, смешно. У многих сразу же возникает аналогия с российскими контрсанкциями в адрес американских чиновников, которые вообще не собирались ни приезжать в Москву, ни тем более приобретать жилье.

Аргумент о том, что в дипломатии принцип «око за око» является обязательным для исполнения, критиков не вразумил. Контрсанкции России банально высмеивали — как сейчас американцы высмеивают контрсанкции Китая. «Вот облом. Я собирался отвести семью на летние каникулы в Пекин — сразу после визита в Тегеран», — хохмит сенатор Тед Круз.

Более того, американские политики используют свое попадание в списки как способ самопиара — сейчас в Штатах ведь модно быть врагом Пекина, «заразившего американцев коронавирусом» и «обкрадывающего их за счет нечестной торговли». «Компартия Китая запретила мне въезд в страну. Похоже я им не нравлюсь?», — пишет сенатор Марко Рубио.

И пиар работает — так, редакция New York Post отправила пострадавшим от китайских санкций поздравления с тем, что они «разозлили монстров в Пекине» и заявила, что каждый член Конгресса США должен заслужить такой «приговор».

Однако китайские персональные санкции на самом деле могут оказать серьезное экономическое влияние на внутриполитическую жизнь Соединенных Штатов. И в этом плане санкции против того же Марко Рубио —

это, возможно, не просто симметричный дипломатический ответ, а своего рода «черная метка», которая демонстративно выдана Пекином и учтена китайским бизнесом.

В КНР напоминают, что штат Флорида (где Марко Рубио переизбираться в 2022 году) тесно связан с китайской экономикой. КНР является крупнейшим источником импорта в штат (ввозит товаров почти на 12 миллиардов долларов), а значит, обладает влиянием на местный бизнес. Который, в свою очередь, определяет предпочтения избирателей.

Учитывая, что в 2016 году Марко Рубио выиграл выборы во Флориде с трудом (набрав 52% голосов), то Китай вполне может подергать за ниточки и лишить своего оппонента места в Сенате. И таким образом не просто избавиться от назойливого критика, но и послать сигнал всем остальным антикитайским ястребам о цене и последствиях их популизма.

Тортики закончились?

Казалось бы, этот сигнал бьет по интересам самого Китая. На примере той же самой России США показали, насколько они болезненно реагируют на вмешательства внешних сил в свои внутренние дела — а особенно предвыборную кампанию. И попытка Китая наказать Марко Рубио электорально может стать предлогом для новых санкций в отношении КНР.

Однако, во-первых, сила шантажа всегда в страхе жертвы. Сама по себе угроза вмешательства (а за угрозу санкции не вводят) должна отрезвлять Марко Рубио и других политиков, в чьих округах местный бизнес тесно работает с китайским.

Во-вторых, да, Китай перешел «красную линию» — но лишь после того, как и сами американцы ее перешли.

Возникает ощущение, что в Пекине наконец-то поняли бессмысленность молчаливого поедания шоколадных тортиков (чем занимался Си Цзиньпин, когда Трамп рассказывал ему о запуске 59 ракет по Сирии в 2017 году), а также экономических уступок Соединенным Штатам, которых теперь не устраивает даже выгодные условия торговой сделки.

Вашингтон взял курс на системное сдерживание КНР, переходит при этом красные линии (а переходить их можно и дальше — например, в чувствительнейшем для КНР вопросе Тайваня), поэтому у Пекина не остается иных вариантов кроме как переходить линии в ответ. Посылая тем самым предупреждение американским коллегам о том, что в эту игру можно играть вдвоем, и что у КНР есть достаточно карт для того, чтобы выложить их на стол. Начиная от выдачи новых «черных меток» американским политикам и заканчивая отказом покупать американские торговые облигации и выставление имеющихся на рынок. «Китай предпримет новые ответные шаги — в зависимости от того, как дальше будет развиваться ситуация», — многозначительно заявили в китайском МИД.

А что думаете Вы?!

Ваш электронный адрес не будет опубликован.